“Вопросы библеистики”

Лобанов И.В.

К проблеме перевода Нового Завета в постсоветском пространстве

Богословский Вестник, №4 / ноябрь 2001, стр.191-203. © Заокская Духовная Академия, Заокский, Россия

Ах, эти муки переводческие! Сколько драгоценного времени, сколько нервов, колебаний, отступлений от принятых самим тобой теоретических норм, сколько споров со случайными собеседниками и специалистами! И сколько радости при каждом удачном решении, каждой счастливой находке! А разбирающая тебя злость, когда попадешь в тупик!.. Сидер Флорин1

 

Актуальность вопроса о библейских переводах

С того времени, как возводилась Вавилонская башня, берет свое начало всё многообразие языков и диалектов. Языки, как неотъемлемая часть культуры, с течением времени претерпевают различные изменения в связи с развитием культуры и общества. И поскольку Слово Божье должно быть проповедано на всех языках и для всех народов, то вопрос о переводах Библии актуален и сегодня.

Библейская весть имеет решающее значение для спасения всякого человека и его христианской жизни. Как таковая она не является лишь сухим отчетом о фактах, событиях и повелениях. Она способна тронуть человеческое сердце, побудить читателя и слушателя к сопереживанию, вызвать у них потребность в покаянии. И немаловажное значение в этом имеет перевод Священного Писания с языков, на которых была написана Библия: древнееврейского, арамейского и древнегреческого, - на язык современного читателя, человека ищущего, но в то же время поставленного в рамки своей эпохи, технологичной, ориентированной на потребителя.

Говоря об актуальности переводов библейских, нельзя обойти молчанием некоторые теоретические вопросы. Один из основных вопросов, неизбежно возникающий при переводе текста Священного Писания, это вопрос соотнесения языка оригинала и языка, на который делается перевод. Вот что писал по этому поводу Павел Флоренский: «Нельзя сказать, чтобы перевод непременно ухудшал подлинник: напротив, он может его даже обогатить... Но перевод неизбежно видоизменяет переводимое: если строго соблюдаются оттенки смысла, то необходимо изменить либо корневой состав, либо - звуковую инструментовку, ритмику и т.п., невозможно быть верным сразу всем трем моментам речи [смысловой, грамматической и звуковой сторонам], ибо тогда двум языкам пришлось бы иметь во всех отношениях одну и ту же природу, то есть быть одним языком»2.

Мировая практика библейских переводов показывает, что существуют различные пути решения этой проблемы: буквальный перевод с языка оригинала, художественный перевод, передающий адекватно смысл библейского повествования. Всё зависит от целей переводчика.

«Один из двух компонентов перевода — форма — является фундаментальным для различения двух подходов к переводу. Все переводчики согласны с тем, что их задача — передать смысл оригинала. По этому поводу спора нет. Однако спор идет о том, какая при этом должна использоваться языковая форма. Некоторые полагают, что смысл оригинала лучше всего передается при использовании языковой формы, максимально приближенной к языковой форме оригинала. Другие полагают, что смысл оригинала лучше всего передается в том случае, когда перевод опирается на естественную норму целевого языка (языка, на который делается перевод. — И.Л.) вне зависимости от того, насколько последняя близка к языковой форме оригинала»3.

Если переводчики считают, что самое главное — это преданность букве: буквальный перевод слов оригинала, сохранение порядка следования слов или даже синтаксических конструкций текста оригинала, — то это буквальный перевод. И большую часть переводов Библии, сделанных на иные языки до начала этого столетия, в том числе и Синодальный перевод, можно с полным правом отнести к таковым.

Художественный или идиоматический перевод стремится донести до читателей смысл оригинала, используя естественные грамматические и лексические формы языка, на который осуществляется перевод. Мартин Лютер писал: «Если бы ангел разговаривал с Марией по-немецки, он бы использовал соответствующую форму обращения; это, и никакое другое слово, и является самым лучшим переводом, какое бы выражение ни употреблялось в оригинале»4.

Ясно одно, что «вольная» передача, каким бы красивым и понятным она ни делала переводимый текст, никогда не заменит для серьезного исследователя Библии такого перевода, который бы вызывал к себе доверие, будучи выполнен по принципу: «буквально - насколько возможно, свободно - насколько необходимо». Думается, наибольшего успеха можно достичь не противопоставлением этих двух тенденций, а их совмещением. И это не прихоть неких фундаменталистов, а вполне законное ожидание людей, нуждающихся в живом Слове Божьем.

Полагаем, что теоретическая часть могла бы быть исчерпана таким введением.

 

История библейских переводов

По сообщению агентства «Благовест-инфо», Германское библейское общество опубликовало последние сведения о новых переводах библейских текстов: на настоящий момент Библия переведена на 2261 язык, т.е. почти половина существующих в мире языков охвачена переводами полной Библии или хотя бы некоторых ее частей.

Переводы Библии имеют богатую историю. Уже в III веке до н.э. существовавшая тогда часть Библии, которую мы называем Ветхий Завет, была переведена на греческий. В конце II века н.э. Новый Завет был переведен на сирийский (возможно: сирский, сиропалестинский), на латынь и на коптский (для жителей Верхнего Египта).

Позже начали делать миссионерские переводы для обращения в христианство окружающих языческих народов. Одним из таких переводов считается перевод братьев Кирилла и Мефодия, хотя до сих пор ученые спорят, что же, собственно, перевели для славян солунские братья.

В эпоху Реформации в Европе произошел взрыв переводческой активности, Лютер перевел Библию на немецкий язык, в Англии появилась Библия короля Иакова и так далее. Протестанты, не учитывая в такой степени как прежде богословскую и литургическую традицию Церкви, опирались только на Священное Писание. Поэтому во многом благодаря протестантам появилась библейская наука в ее современном виде.

С началом активной миссионерской деятельности в Африке и Азии в XIX веке в Европе появляются первые библейские общества. Таким образом перевод Библии был поставлен на профессиональную основу. Мало кто знает, что первые переводы Библии на русский язык были сделаны в появившемся в 1810 году на финской территории Библейском обществе под руководством лифляндской баронессы фон Крюденер и английского пастора Патерсона, а не в стенах духовных академий Русской Православной Церкви.

Если за все время до XIX века библейским переводом было охвачено порядка ста языков, то в XIX веке к ним добавился еще 451 язык, а в XX веке - около 1700! Кажется, что в ближайшем будущем библейским переводчикам просто не останется работы.

Но это далеко не так. Помимо переводов на новые языки постоянно появляются переводы на тех языках, где библейский перевод существует уже не первое столетие. Лидирует здесь, конечно же, английский язык. На английском языке существует около 200 переводов. Это и переводы на так называемый common language (общий язык), и новая редакция Библии короля Иакова, и учебные переводы, и даже переводы для конкретных социальных групп. Например, «Библия для женщин». Собственно женщинам там предназначались только специфические комментарии и цветочки на обложке. Конечно, не все переводы равноценны, и Библия короля Иакова — наиболее покупаемая Библия, хотя это необязательно означает, что она же самая читаемая. Есть переводы, которые однозначно оцениваются, как конфессиональные, например, Библия свидетелей Иеговы, т.наз. «Перевод Нового мира». В Германии существует около 80 переводов. И опять же, лидирует здесь по ряду причин перевод Лютера: во-первых, этим переводом начинается история Евангелической Лютеранской Церкви да и история самой Реформации, а во-вторых, благодаря этому переводу создается основа литературного немецкого языка.

В России библейская наука только-только проклевывается, и нам еще предстоит найти свою золотую середину в создании нового общеупотребительного перевода Библии на русском языке, делая, с одной стороны, Библию более понятной и доступной, с другой стороны, воспитывая читателя и поднимая его интеллектуальный уровень5.

 

Новый Завет сегодня: что у нас есть

Пространство бывшего Советского Союза за последние 15 лет было просто наводнено разными переводами всего Нового Завета или отдельных его книг. Огромный рывок был сделан за последние пять лет, когда РБО начало публикацию отдельных книг в журнале «Мир Библии», затем этот журнал был передан в ведение Библейско-богословского института св. ап. Андрея, и там была продолжена традиция публикации отдельных переводов: вышли переводы А.Графова, В. Кузнецовой, Э. Юнца. В журнале «Страницы» того же института публиковались переводы под ред. М.П. Кулакова, перевод С. Тищенко, о. Иннокентия (Павлова).

Конечно, сразу же нам надо отдать дань Синодальному переводу: вряд ли когда-нибудь наступит такой момент, когда он потеряет свой «канонический статус». Сделанный в первой половине XIX в., отредактированный во второй половине, он все равно занимает первое место среди своих младших собратьев — новых переводов.

«Существующие русские переводы НЗ так или иначе зависят от синодального: в частности, известные мне новые переводы Мк на русский язык либо находятся в русле традиции, созданной синодальным переводом, либо сознательно отталкиваются от него. Синодальный перевод — это памятник русского литературного языка, „русской мысли" или „русской идеи", то есть определенного типа мировоззрения, благочестия и т.п. И лишь во вторую очередь этот перевод можно считать свидетельством об оригинале»6.

Известный перевод Нового Завета был сделан под руководством русского православного библеиста, епископа Кассиана (С. С. Безобразова) (1892-1965) в Париже и полностью издан Британским и Иностранным Библейским обществом в 1970 году. Этот перевод сильно зависит от Синодального перевода, но основан на другой рукописной традиции и представляет более буквальный (почти подстрочный) перевод, нежели Синодальный. Сейчас этот перевод в качестве пособия для изучающих Библию издает Российское Библейское общество.

В последнее время стал широко известным перевод Евангелий, сделанный священником Леонидом Лутковским, опубликованный в 1990 г. журналом «Литературная учеба», а затем вышедший отдельной книгой (Евангелие. — М.: Дружба народов, 1991.). Этот перевод сознательно следует за Синодальным переводом, но заменяет все непонятные современному человеку слова и предназначен для катехизаторской деятельности.

В 1992 году в издательстве «Наука» вышел перевод Евангелий, выполненный В.Н. Кузнецовой. Российское Библейское общество подготовило к изданию ее перевод «Писем апостола Павла», который и вышел пробным тиражом в 1998 году. Протоиерей Александр Мень так комментировал этот тип перевода: «В традиционном Синодальном переводе сохраняется близость к церковнославянскому языку, что связано с чисто историческими причинами. В.Н. Кузнецова идет по другому пути. Она стремится добиться максимального приближения к живому современному русскому языку. Отсюда отказ от архаизмов, от слов, изменивших сегодня свое значение...» (Цит. по изд. «Письма апостола Павла». М., 1998).

Сегодня вышли в свет и другие переводы Кузнецовой В.Н.: это еще 4 отдельные книги: корпус Луки (Евангелие, Деяния), корпус Иоанна (Евангелие, Послания, Откровение), Матфей, Марк с комментариями.

Пробный тираж отдельных книг вышел под эгидой Славянского Библейского фонда под руководством проф. Алексеева А.А. в 1997 г. Это был перевод Евангелий Марка, Иоанна, Послания к Римлянам, Откровения. Заявка в предисловии была очень хорошая, но только не все у них получилось. В личной беседе с Алексеевым я спросил его о некоторых моментах этого перевода, на что он заметил, что это не проблемы перевода, а проблемы стилистики.

Из парафразов стоит сказать об изданном в Чикаго в 1984 г. пересказе семи книг Нового Завета (Евангелия, Деяния, Римлянам, 1 Иоанна). Как и любой пересказ, он хорош для знакомства с библейским повествованием, но не для изучения Библии и не преследует литургических целей.

Решить сразу две задачи - дать перевод на современный русский язык и снабдить текст комментариями, которые могли бы приблизить библейский текст к читателю-современнику, - такие задачи поставило перед собой Международное Библейское общество, подготовив и издав в 1999 году «Библию для нашей жизни».

Как отмечается издателями, комментарии к этому изданию не только (точнее, не столько!) разъясняют сложные места и дают представление о культуре и истории библейских времен, но и побуждают читателей руководствоваться Божьим словом в конкретных ситуациях и обстоятельствах повседневной жизни. Определенно, эти комментарии восполняют недостаток справочной литературы для россиян.

В целом, как мы видим, этот перевод отвечает насущным потребностям нашего общества, поскольку, условно говоря, средний читатель Библии сегодня желает не просто поверхностно ознакомиться со Священным Писанием, но понять и услышать, а что несет эта Книга книг человеку из глубины веков. Отраден тот факт, что текст «Слова Жизни» был существенно переработан специалистами и отредактирован по последним научным изданиям греческого текста Нового Завета.

Текст отличают сдержанность, верность оригиналу и язык, достаточно близкий современному читателю. Конечно, как и всякий другой, новый перевод не свободен от недостатков (наглядным примером тому может служить перевод одного из блаженств в Евангелии Матфея, главе 5: «Счастливы те, кто жаждет праведности: они насытятся ею»; здесь люди «жаждут», а их «кормят» - в оригинале они «алчут и жаждут»), но это свойственно всему, что сделано руками человека.

В Заокской духовной академии была презентация этого перевода весной 2000 г. Проводил ее Станислав Твердовский, наш хороший друг, с которым мы сотрудничали. К сожалению, он рано ушел из жизни.

О переводе под редакцией М.П. Кулакова можно рассказывать много, но отмечу 3 основных особенности этого перевода: 1) он ориентирован как на византийские источники, так и на оригинальные тексты, изданные библейскими обществами; 2) он содержит огромный подстрочный аппарат, по сути, еще один перевод, в котором даны варианты перевода, буквальный перевод, текстологические и богословские комментарии; 3) он ориентирован на литургику, т.е. предназначен для чтения вслух. Все это делает перевод Института перевода Библии в Заокском просто уникальным.

 

Проблемы современных переводов

Приведу два характерных отзыва о новых переводах. При этом совершенно необязательно автор разделяет мнение, высказанное в этих отзывах.

«Хлынувшие сегодня на страницы журналов и газет новые переводы на русский язык отдельных книг и частей св. Писания показывают своим обилием, что новое осмысление Слова Божия ощущается в обществе как насущная потребность. Однако русское общество достаточно образованно и по существу вполне культурно, чтобы предъявлять к переводам строгие и серьезные требования. Мало надежды на то, что эти первые опыты получат сколько-нибудь заметное распространение, поскольку и язык их, и богословские принципы несут в себе много случайного, поспешного, незрелого»7.

О переводе Кузнецовой: «Происходит сознательная и последовательная десакрализация священного текста, который переводится на площадный, базарный, кухонный язык. В прошлом веке подобными экспериментами занимался Лев Толстой, у которого Иоанн Креститель превращался в «Ивана Купалу», крещение — в «купание», а «фарисеи» — в «православных». Но у Толстого была своя цель — создать евангельский текст, максимально удаленный от традиции Православной Церкви и даже прямо противопоставленный ей. Это ему в значительной степени удалось: получилась карикатура на Евангелие. Стремление отмежеваться от церковной традиции прослеживается и в новых функциональных переводах Нового Завета.

Даже самые возвышенные тексты апостола Павла теряют свою красоту и силу в переводе г-жи Кузнецовой. Этот эффект достигается не только за счет своеобразного, скажем так, выбора слов...

Читая "Письма апостола Павла" в переводе В.Н. Кузнецовой, мы пришли к печальному выводу: перед нами не перевод, а пересказ, причем дурной пересказ, искажающий смысл и стиль оригинального текста. В основу труда г-жи Кузнецовой был положен изначально ложный принцип — стремление подстроиться к языку, на котором якобы говорит современный российский обыватель. Но обыватель все-таки не всегда говорит на таком языке. А если и говорит, от священных текстов будет ожидать чего-то более возвышенного. И от перевода будет ожидать либо точности, либо художественности, при отсутствии же и того и другого окажется сильно разочарован.

Настоятельно рекомендуем читателям продолжать пользоваться синодальным переводом посланий апостола Павла до тех пор, пока не появится более достойный, более точный и более современный перевод. А труд В.Н. Кузнецовой предлагаем считать неудавшимся экспериментом»8.

Эти два отзыва показывают основную проблему: отсутствие адресата, т. е. кто будет читать новые переводы? Взыскательный и требовательный народ или некий средний читатель, которого не представляют себе ни переводчик, ни критик.

Нужно иметь в виду, что именно стилистическими достоинствами определяется приемлемость или неприемлемость библейского перевода, а значит, следует уделить максимальное внимание тому, что имеет такое большое значение9. (См. выше реплику профессора Алексеева.)

Неэквивалентность одинаковых сообщений, переданных с помощью языковых знаков, принадлежащих к разным стилистическим слоям языка, неоспорима. Достаточно вспомнить пример, ставший уже хрестоматийным: «Светловолосая дева, отчего ты дрожишь?» и «Рыжая девка, чего ты трясешься?»10.

Если же перевод понятен, то возникает другой вопрос: «Правильно ли понимают перевод реципиенты те, кто читает перевод, носители языка?»

Например, традиционная передача Пс 1:1 и не стоит на пути грешных кажется вполне понятной, но зачастую понимается неправильно, потому что выражение стоять на чьем-либо пути обычно означает «быть препятствием кому-либо в чем-либо, мешать», но здесь его следует понимать как «стоять на дурном пути»11.

Некоторые настаивают на том, что переводчики должны переводить буквально, несмотря на опасность неверного восприятия, и оставить на долю учителей и проповедников исправление искаженного или ошибочного понимания, вызванного буквальным переводом. Но в таком случае возникают серьезные проблемы. Во-первых, сравнительно немногие читатели Библии всегда имеют рядом с собой наставников, готовых объяснить им, как правильно понимать текст. Во-вторых, в прошлом такого рода попытки исправить уже сложившиеся ложные представления были в высшей степени безуспешны, потому что люди почти всегда больше доверяют печатному слову, чем дополнительному объяснению12 (подчеркнуто мной. — И.Л.).

Использование примечаний (текстуальных, экзегетических, исторических, культурных), словарей, отсылок, индексов и конкордансов может быть полезно, но редко бывает достаточно таких средств, чтобы «исправить» значение слова, которое иначе сбивает с толку. Чем включать в текст темные, двусмысленные и способные ввести в заблуждение выражения, гораздо лучше привести в тексте содержательный эквивалент, а возможные альтернативы поместить в примечания, включая, если необходимо, в их число и буквальные переводы, если они помогают лучше понять смысл оригинала13 (подчеркнуто мной. — И.Л.).

Любое замещение реалий вводит в текст некие новые понятия, бывшие, как правило, неизвестными на Ближнем Востоке в первом веке нашей эры. Очевидно, что при этом невозможно избежать анахронизмов, результатом которых будет снижение общей исторической достоверности повествования. Но, с другой стороны, полный отказ от использования замен снижает доступность текста для читателя, а иногда приводит к неверному пониманию смысла. Это столкновение противоречивых требований весьма характерно для перевода Писаний.

Например, Лк 12:3: «будет провозглашено на кровлях». Для этого стиха можно представить себе такую замену (конечно, неприемлемую из-за явной антиисторичности): «будет объявлено по радио»14.

Примером тому может служить борьба с анахронизмом «крестить». Наша филологическая школа не желает смириться с тем, что Иоанн «крестит» людей раньше, чем «Христос» пострадает на «кресте». У Кузнецовой Иоанн «омывал» водой, хотя она не решилась назвать его «Омывателем», а вот у Лезова в его экспериментальном переводе Иоанн — Очищающий, и провозглашает он очищение для возврата к Богу.

 

Возможные перспективы

Говоря о новых переводах, я сознательно избегал признания одного печального факта: сведениями, которыми я с вами поделился и которые, как кажется, не представляют ничего нового, владеет достаточно ограниченное число людей. Как правило, это либо служители Церкви (конфессия здесь не важна, хотя доля среди протестантов значительно выше), причем это необязательно рукоположенные служители, это могут быть просто активные члены Церкви, либо это люди, близкие к филологии, впрочем, и здесь немногих интересует библеистика, либо это люди, напрямую связанные с библейским переводом: переводчики, книгоиздатели, сотрудники библейских обществ и институтов.

Многократно я общался с разными людьми, и очень немногих интересует факт нового перевода. И, что печальнее всего, даже верующих этот факт не интересует. Дело в том, что в определенный период идентификации веры новообращенные пробивались сквозь пелену синодальной языковой тайны, они прибились, приспособились к такому языку, а сегодня их уже ничто не интересует. Более того, некоторыми новый перевод (любой) воспринимается как заведомо проигрывающий перед Синодальным. (Вот почему я воспринял как похвалу такую оценку нашего перевода: «Звучит, как Синодальный, только лучше!»)

Еще один фактор нужно учесть: период заполнения лакун уже закончился, информационный рынок наполнился. Не надо суетиться, все под рукой, нет ничего запретного, и потенциальный читатель интересуется или политикой, или классикой, или развлекательной литературой.

Примером этого может служить хотя бы такой факт: разговаривая со студентами богословского факультета, я с удивлением узнавал, что многие еще не купили «Новый Завет в современном русском переводе». Спрашиваю: почему? Ответы были самыми различными, и даже звучат они, как отговорки: денег нет, не дошли до издательства, не слышали ничего об этом, успеем еще, ведь будут переиздавать...

Так что же? Неужели так пессимистичны прогнозы? Что же интересует большинство? Полгода назад я проделал такой эксперимент: прочитал отрывок о Евтихе в 4-х разных переводах: Кассиана, Кузнецовой, Кулакова и Гроссмана (парафраз). Здесь я приведу только два последних.

Деяния 20

Евтих воскрешен
7
В субботу вечером, когда мы собрались для преломления хлеба, Павел, который готовился на следующий день отправиться в путь, начал беседу, которая продлилась до полуночи. 8В верхней комнате, где мы собрались, было 'душно и жарко — там горело' много светильников. 9Павел говорил довольно долго, и юношу по имени Евтих, сидевшего на подоконнике, начало клонить в сон. Заснув, он выпал из 'окна' третьего этажа. Когда спустились к нему, он был мертв. 10Павел, сойдя вниз, простерся над телом 'юноши', обхватил его руками. «Не тревожьтесь, - сказал Павел, - он жив». 11'После этого' он поднялся наверх, разломил хлеб и ел 'его со всеми вместе, затем' он долго еще говорил, пока не рассвело, и, 'наконец', отправился в путь. 12А юношу проводили 'домой', радуясь тому, что он жив.

В комнате на третьем этаже
7 В воскресенье мы все собрались для хлебопреломления, и Павел беседовал с учениками. Назавтра предстояла разлука: он отправлялся дальше. Поэтому беседа затянулась за полночь. Мерцание множества коптящих светильников озаряло ту комнату наверху, где мы собрались.
8 проёме окна примостился один юноша по имени Евтих. Час за часом длилась проповедь Павла, и Евтиха всё глубже клонило в сон.
Вдруг мы вздрогнули: Евтих, заснув, вывалился из окна, с третьего этажа! Мы бросились поднимать его с земли, но он разбился насмерть.
Тут спустился и Павел. Он лёг и крепко обнял бездыханное тело.
— Не пугайтесь, — сказал Павел. — Он жив! 11 (Мальчика и вправду привели домой живого, к нашей всеобщей радости.) А мы снова поднялись в комнату, и преломляли хлеб, и ели, и слушали Павла до утра. А на заре он отправился в путь.

Вы почувствовали, что легче и интереснее? Именно поэтому, и я в этом убеждаюсь постоянно, сейчас время парафразов, легких переводов. Но наряду с парафразами должны существовать и переводы добротные, потому что нельзя сбрасывать со счетов ту аудиторию, о которой я уже сказал выше. Только здесь должно быть тесное сотрудничество со средствами массовой информации, должна быть поставлена реклама, пасторы должны играть не последнюю роль в деле популяризации новых переводов, то есть должен существовать «период раскрутки». И об этом говорил в свое время (в 1917 г.) Иван Евсеевич Евсеев, председатель Русской библейской комиссии, профессор Санкт-Петербургской духовной академии.

«Чтобы выразить в переводе уважение к высоте оригинала, чтобы поставить перевод на уровень литературных требований и доставить ему соответственное влияние, нужно дать не отсталый ремесленный, а художественный, творческий перевод, притом с постоянным попечением о его усовершении. Ценности национального и общецерковного значения требуют к себе самого бережного и постоянного внимательного отношения»15.

 

Заключение

Было бы слишком наивно полагать, что пройдет немного времени и широкое признание получит какой-либо один из новых переводов Библии. Хочется лишь надеяться на то, что при свободном развитии христианских идей в нынешней России будут мирно сосуществовать многие - выполненные с разными целями и установками - переводы, как это происходит в других цивилизованных странах, а следствием этого должно стать подлинное сотрудничество всех тех, кто может внести свой вклад в решение общей задачи.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Пример неадекватного перевода

Для того чтобы текст имел смысл, не нужно заменять образы, которые используются в живых фигурах речи (иносказания, аллегории, притчи, сравнения), даже если это способствует тому, что в сообщении появляются знакомые выражения и что оно сразу становится актуальным для какой-то определенной части общества. Например, капитан морского торгового флота Дж. Роджерс специально для моряков перевел 22 псалом следующим образом:

Господь — Кормчий мой; я не буду дрейфовать: Он освещает мне путь по темным водам и ведет меня по каналам глубоким, подкрепляет лаг мой, ведет меня звездой святости ради имени Своего.

Если даже я поплыву через грозы и бури житейские, не убоюсь опасности, потому что Ты со мною; Твоя любовь и Твоя забота — они убежище мое.

Ты приготовил предо мною гавань в виду вечного отечества, умастил елеем волны; корабль мой идет спокойно.

Поистине, солнечный свет и звездный свет да благоприятствуют мне во все путешествие, предпринятое мною, и я найду успокоение в гавани Бога моего навеки.

Заметим, что с точки зрения дидактической направленности, передается в сущности одно и то же сообщение. Однако переход от пастырской тематики к морской неприемлем с точки зрения достоверности культурного фона оригинала (Бикман. Келлоу. С. 30).

 

Приложение 2

«Рассказ переводчика Библии на французский язык Андре Шураки (Andre Chouraqui). О его переводе чуть ниже скажу несколько слов. Монологу этого изощренного экспериментатора (и в давнее время — собеседника известных деятелей французской культуры, а также Бубера) был неожиданно предпослан наподобие эпиграфа немудрящий еврейский анекдотец. Еврей переходит границу; таможенник спрашивает: „Что в сумке?" Еврей отвечает: „Шофар" (то самое, от звука чего развалились стены Иерихона, — духовой инструмент из бараньего рога). „А что такое — „шофар"?" — спрашивает таможенник. На этом месте еврей, должно быть, вспоминает всю европейскую традицию библейских переводов: „Ну, труба". — „Так бы и говорил — труба", — ворчит таможенник. А еврей: „Так ведь шофар — это ж не труба... " (Шураки, в лицах представляя героя анекдота, делал на этом месте выражение одновременно беспомощное и хитроватое. В его собственном переводе шофар называется только „ шофар " — shophar — и больше никак.)» Аверинцев С.С.

 

 

1. Сидер Флорин. Муки... переводческие. — М., 1983. — С.27. Сидер Флорин — болгарский переводчик, который перевел на родной язык роман А. Толстого «Петр Первый».

2. Цит по Мумриков А О некоторых критериях, предъявляемых к евангельскому тексту, в связи с переводом священника Леонида Лутковского // Евангелие Пер с древнегреч священника Православной Церкви о Л Лутковского — М.: Дружба народов, 1991. — С. 296

3. Бикман Д Келлоу Д «Не искажая Слова Божия »(Принципы перевода и семантического анализа Библии) — СПб.: Hoax, 1994 — С.2

4. Цит. по Бикман Д. Келлоу Д. С.8.

5. Интернет С официального сайта Института перевода Библии www.ibtnet.org/moscow/index.htm

6. Лезов С Попытка понимания — М.: Издательство РГГУ, 1999 — С.468

7. Ваард Я., де. Найда Ю. На новых языках заговорят. — СПб., 1998. — С.6

8. Илларион Алфеев «Письма апостола Павла» Рецензия // «Московская патриархия» № 10 1998

9. Ваард Найда С.37

10. Комиссаров В Н Слово о переводе — М , 1973 — С.43-44

11. Ваард. Найда. С.39.

12. Там же. С.47.

13. Там же. С.41.

14. Бикман Д. Келлоу Д. С.234-235.

15. Цит по Чистович И А История перевода Библии на русский язык Репринтное воспроизведение издания 1899 г — М.: РБО, 1997 — С. V





Прейскурант на лампадное масло цена.

Rambler's Top100