“Вопросы библеистики”

Алексий II, патриарх Московский и всея Руси

Задачи отечественного изучения христианской Библии в наши дни

Речь, произнесенная 4 апреля 1994 года на торжественной церемонии вручения святейшему патриарху диплома доктора Honoris causa Санкт-Петербургского университета.


Многоуважаемая Людмила Алексеевна!

Многоуважаемые члены Ученого совета Санкт-Петербургского университета!

Многоуважаемый Анатолий Александрович!

Ваше Высокопреосвященство и Ваши Преосвященства!

Дорогие отцы, братия и сестры!

С волнением и смущением принимаю я этот диплом, свидетельствующий о высокой чести, которой удостоил меня Санкт-Петербургский государственный университет Мои личные заслуги слишком скромны, чтобы претендовать на такую честь, и я считаю, что этот диплом оценивает не мою личную деятельность, а деятельность всей Русской Православной Церкви, которая не только в дореволюционное время, но даже и в тяжелые послереволюционные десятилетия делала все, что могла для сохранения отечественной духовной культуры и для развития отечественных богословский и гуманитарных наук

Сегодняшняя торжественная церемония — это одно из благих знамений нашего времени В нашем Отечестве рушатся противоестественные средостения, долгие годы разделявшие церковную и светскую науку, церковный мир и духовное и интеллектуальное воспитание Это происходит прежде всего потому, что мы все сильнее осознаем нашу общую ответственность за судьбу тех, кто будет жить и трудиться в приближающемся Третьем Тысячелетии Христианской Эры Нас все теснее объединяет общее желание, чтобы те, кто нас сменит, были людьми с высокой моралью и глубокими знаниями

Вот уже почти два тысячелетия Христианская Библия является для миллиардов людей той Книгой Книг, которая учит их Вере, Истине, Справедливости и Добру. Вместе с тем, вот уже почти два тысячелетия человечество накапливает об этой Книге Книг научные знания Вот почему я решил говорить сегодня в этом торжественном собрании о Библии и о Библейских исследованиях.

В течение более семидесяти лет нынешнего столетия Христианская Библия была недоступна сотням миллионов наших соотечественников. Крайне редкими были даже самые скромные попытки вести серьезные Библейские исследования в светских научных учреждениях, немыслимой была даже постановка вопроса о систематическом изучении Библии в высших учебных заведениях.

Я хорошо помню, каких неимоверных усилий стоило Святейшему Патриарху Алексию Первому добиться в 1950-е годы правительственного разрешения выпустить небольшим тиражом первое издание Русской Библии 1876 года («Синодального Перевода»), напечатанное по современной русской орфографии. Я хорошо помню и то, сколь трудно было мне в качестве Председателя Учебного Комитета Священного Синода отстоять в 1970-е годы право Ленинградской Духовной Академии иметь при себе крошечную группу специалистов, профессионально изучающих историю и проблемы переводов Священного Писания.

Вы, наверняка, хорошо знаете, как тяжело было филологическому факультету Ленинградского университета получить в начале 1980-х годов возможность ввести в свою учебную программу маленький курс по истории Древнеславянской и Русской Библии.

Среди благодатных перемен, которые произошли в духовной жизни нашей страны после торжественного празднования Тысячелетия Крещения Руси, одной из самых важных было появление возможности для каждого беспрепятственно иметь любые Библейские издания, любую справочную и истолковательную литературу, имеющую отношение к Библии. После празднования Тысячелетия были сняты также официальные препоны для Библейских исследований и для изучения Библии в высшей школе.

Это было действительной радостью не только для всех наших христиан, но и для всех наших соотечественников, стремящихся сохранить свою отечественную духовную культуру, среди главных ценностей которой мы неизменно называем наши Библии — Церковнославянскую 1751 года и Русскую 1876 года.

Однако сегодня, в середине 1990-х годов, вопрос о доступности Библейских изданий для всех желающих иметь их уже не стоит на повестке дня. Сегодня стокгольмская «Детская Библия», необычайно популярная шесть-семь лет тому назад и у детей, и у взрослых , уже не отвечает возросшим требованиям тех, кто хочет углубиться в Книгу Книг и уже не довольствуется пересказом наиболее простых по содержанию ее частей. И мы не можем не думать с озабоченностью о том, в каком направлении пойдут в нашей стране в будущем Библейские исследования и на какой основе будет осуществляться подготовка новы Библейских текстов (особенно подготовка новых русских текстов Библии)

Говорить об этой озабоченности особенно уместно здесь, в Граде Святого Петра, являющемся подлинной Библейской Столицей России. Ведь именно в Санк Петербурге были созданы обе наши Библии — Церковнославянская 1751 года и Русская 1876 года. Кстати, нужно сказать, что распространенное название «Синодальный Перевод», употребляемое для Русской Библии 1876 года, еще до года отечественные церковные специалисты предлагали заменить названием более точным. В применении к ситуации, существовавшей до 1917 года, лучше говорить о «Синодальных Изданиях» Русской Библии 1876 года. Православные же издания Библии, выходившие в нашей стране после 1917 года, правильнее будет называть «Патриаршими изданиями» Русской Библии 1876 года. Напомню, qro первое Патриаршее издание Русской Библии 1876 года было выпущено в свет в 1918 году по благословению Святейшего Патриарха Тихона — первого Главы русской Православной Церкви после восстановления Патриаршества.

Дискуссия о том, в каком направлении должны развиваться отечественные исследования Христианской Библии, идут сейчас и в светской научной, и в церковной среде. И нередко в ходе этих дискуссий раздаются утверждения, что собственными силами, без зарубежного «методического руководства» и покорного следования зарубежным образцам, развернуть в России серьезные Библейские исследования невозможно — слишком-де мы в области изучения Библии отстали от Запада за послереволюционные десятилетия. Нельзя не обращать внимания и на то, что на «Библейском рынке» нашей страны практически нет новых серьезных отечественных изданий, зато в преизобилии имеются переводы западных работ, в которых фундаментальные вопросы касающиеся Библии, освещаются в духе, совершенно чуждом нашим отечественным Библейским традициям.

Что же следует сделать, чтобы это положение изменилось, чтобы в нашей стране вновь начала создаваться достойная отечественная школа Библейских исследований, опирающаяся, прежде всего, на отечественное церковно-научное наследие?

Первая задача — создать в сфере Библейских исследований подлинное, а не показное сотрудничество представителей Церкви и представителей отечественной светской науки и высшей школы. Одним из условий такого сотрудничества я считаю взаимную скромность всех, кто в него вступает Дело в том, что длившееся у нас многие десятилетия полное разобщение церковных и светских специалистов породило их своего рода «однобокость». Христианская Библия родилась в лоне Христанской Церкви, она жила и видоизменялась прежде всего Церковью. Вместе с тем, Библия — это письменный текст, и на нее при всей неповторимости ее содержания, распространяются лингвистические закономерности, свойственные любому тексту, употребляемому людьми. Однако после 1917 года наших церковных специалистов никогда не готовили к тому, чтобы анализировать Библию как текст, а наши светские специалисты никогда не занимались церковным аспектом Христианской Библии. И церковным, и светским специалистам нужно честно признать это. Им следует взаимно учиться друг у Друга, не выдавая свою «однобокость» ни за абсолютную церковную, ни за абсолютную научную истину Им нужно быть очень осторожными, чтобы свою неосведомленность в тех или иных вопросах поспешно не выдавать за свою «принципиальную позицию». Им нужно стремиться следовать таким нашим выдающимся отечественным исследователям, как Николай Никанорович Глубоковский и Иван Евсеевич Евсеев, которые в своих Библейских исследованиях блестяще сочетали глубокие знания как в богословской и церковно- исторической, так и в филологической областях. Поэтому-то при изучении Библии так важна сейчас совместная работа богословов, филологов и историков.

Отсюда вытекает и вторая задача — на деле, а не на словах возродить, сохранить и развить отечественные традиции исследования Библии. Здесь следует помнить что эту очень важную задачу никогда не удастся решить, если мы будем просто репринтировать старые отечественные издания, просто повторять, как хороши они были, просто демонстрировать наши библиографические знания — перечислять имена и названия работ и приводить из них цитаты к месту и не к месту. Нужно по-настоящему освоить все то, что было сделано отечественными исследователями Библии в прошлом, нужно научиться развивать их идеи, видоизменять их, если это нужно, применять их к новому материалу, решать с их помощью новые проблемы.

Одной из лучших отечественных традиций в области Библейских исследований, которую следует возродить, сохранить и развить, является связь Библейских исследований с насущными нуждами церковной и культурной жизни России. Отсюда становится очевидной третья задача — совместными усилиями светских и церковных специалистов решить многочисленные проблемы, связанные с совершенствованием текста наших Библий — Церковнославянской и Русской.

Об этих проблемах следует сказать несколько слов особо.

В последнее время некоторые круги все активнее распространяют мнение о том, что Русская Библия 1876 года не отвечает научным требованиям, предъявляемым сейчас к Библейским переводам, и что она не может служить ни церковным, ни общепросветительным целям. Ссылаются на то, что эта Библия переведена с якобы «порченых» или «неавторитетных» текстов Ссылаются на близость языка Русской Библии 1876 года к церковнославянскому языку (что, якобы, делает эту Библию в большей своей части непонятной нашим современникам). Ссылаются на буквальную точность переводов, составляющих Русскую Библию 1876 года (что, якобы, в Библейских переводах наших дней совершенно не нужно) Осуждается эта Библия и за свой церковный характер, например, за то, что согласно Православной традиции, она отражает идею неразрывного единства Ветхого и Нового Завета в рамках Единой Христианской Библии (утверждается, что последнее опровергается «новейшей» теорией Библейского перевода, согласно которой нет ничего страшного, если в переводе Ветхого Завета будут наличествовать нехристианские и даже антихристианские элементы)

Одновременно все настойчивее и настойчивее раздаются требования заменить Русскую Библию 1876 года новыми переводами Библии на русский язык.. Большая часть таких новых переводов ввозится к нам из-за границы, но некоторые создаются по зарубежным образцам и зарубежным методам и у нас в стране. Все эти новые русские переводы Библии сделаны без широкого и открытого предварительного обсуждения принципов, на основе которых они готовились, без детальных консультаций с широким кругом наших отечественных церковных и светских специалистов.

В 1990 году на одном из заседаний Священного Синода Русской Православной Церкви, проходивших под моим председательством, была сформулирована официальная церковная позиция по отношению к нашим Библиям - Церковнославянской и Русской. Вкратце эта позиция такова: тексты обеих этих Библий нуждаются в тщательном и осторожном совершенствовании, которое сделало бы некоторые места этих текстов более понятными нашим современникам, однако нет никаких оснований для отказа от этих двух Библий в пользу неких новых русских Библейских переводов.

Мы, представители Церкви, очень рады, что эта позиция нашла полную поддержку со стороны большинства наших отечественных светских ученых, и прежде всего со стороны ученых Санкт-Петербургского университета (думаю, что имею уже право сказать не только «нашего университета» но и «моего университета»). С большим интересом я ознакомился с результатами работы проходившей в университете в прошлом месяце 23 Межвузовской научно-методической конференции преподавателей и аспирантов — филологов, где много говорилось и о непреходящих достоинствах Русской Библии 1876 года, и о нарушении стиля и разрушении смысла в тех русских Библейских переводах, которыми эту Библию предлагается сейчас заменить.

Сегодня утром я утвердил Руководствующие правила для совершенствования Русской Библии 1876 года, на основе которых будут созданы предназначенные для самого широкого обсуждения и последующей церковной авторизации предварительные издания улучшенного традиционного Русского Библейского текста. При составлении этих Правил, наряду с пожеланиями наших Духовных Академий и Библейских Комиссий, были учтены очень серьезные, глубоко продуманные и детально обоснованные предложения, которые поступили от специалистов Санкт-Петербургского университета. Главная мысль, которая стоит за этими предложениями и которую я полностью разделяю, заключается в том, что при совершенствовании Русской Библии 1876 года нет «мелочей», недостойных считаться научными проблемами Так, вряд ли правы те, кто орфографическое и пунктуационное совершенствование печатного текста этой Библии (проводить которое можно лишь решив ряд очень сложных лингвистических проблем) относят к «редакционно-корректорской», а не к научной работе. Делающим столь поспешные выводы я посоветовал бы вспомнить, что писали по поводу пунктуации печатных изданий создатели типографского искусства, в частности знаменитый Альд Мануций

И последнее, о чем мне хотелось бы сказать перед этим высоким собранием. Несомненно, что доскональное знание всего того, что сделано в области изучения Библии за рубежом со времени начала первой мировой войны (то есть за последние восемьдесят лет), должно входить сегодня в круг задач отечественных исследователей Книги Книг. Однако необходимо всегда помнить, что зарубежные исследователи Библии работают в принципиально иных религиозных и культурно- исторических контекстах, решают зачастую иные, отличные от наших, церковные и общественные задачи, и, наконец, работают с языками, относящимися к иным лингвистическим семьям. Поэтому нельзя механически переносить идеи и методы зарубежных исследователей Библии на нашу почву. В частности, нельзя, ссылаясь на достижения зарубежной Библейской науки, требовать, чтобы у нас Ветхий Завет Христианской Русской Библии 1876 года был заменен русским переводом нехристианского Священного Писания. Нельзя требовать, чтобы мы переводили Библейские термины и выражения аналогично тому, как их переводят на языки коренного населения джунглей Новой Гвинеи или Южной Америки. Мы — за международное сотрудничество в Библейских исследованиях, но на принципиальной основе. И один из наших главных принципов заключается в строгом разграничении тех Библейских текстов, которые распространяются и будут распространяться в России в качестве текстов Христианского Священного Писания, и того, что является по отношению к Библии лишь плодом переводческих экспериментов, проводимых без учета подлинных церковных интересов. Как в Синодальный, так и в нынешний, Патриарший, период, последнее слово по поводу того, считать или не считать тот или иной русский перевод Библейских оригиналов текстом Священного Писания на русском языке, принадлежало и принадлежит Церкви в лице Ее Священноначалия. Хочу подчеркнуть, что эта наша принципиальная позиция никак не задевает ни интересов ученых, ни прав представителей других, не христианских , религий иметь свое Священное Писание и свой перевод его на русский язык.

Как Предстоятель Русской Православной Церкви я хочу сказать в заключение, что вся Церковная Полнота будет молиться за возрождение в России отечественных традиций изучения Библии и всемерно содействовать своим деятельным участием их действительному возрождению. Да поможет всем нам Господь Бог в этом святом деле!





Где купить тамада в алматы.

Rambler's Top100