“Вопросы библеистики”

Кумраниты и первохристианство

Московская Духовная семинария, 4 класс


Вопрос о возникновении христианства без признания свидетельства новозаветных священных книг является неразрешимой проблемой для отрицательной критики. Энгельс, например, писал: "Христианство, как всякое крупное революционное движение, было порождено массами. Оно возникло в Палестине, причем совершенно не известно, каким образом". Не удивительно поэтому, что с открытием Кумранских общин, отделившихся от ортодоксального иудейства и ведущих совершенно замкнутый образ жизни, с их переживанием наступающих "последних дней" и надеждой на вот-вот грядущего Мессию, - отдельные исследователи предприняли очередную попытку вывести на сей раз христианство из кумранитства. Принципиально эта попытка не явилась чем то новым. Ирландский профессор богословия Кови и Смит в связи с этим писал: "Не очень давно „Золотая ветвь "объявила, что христианство не что иное, как амальгама или отклик на все мифы от Палинезии до самоедов. Несколько позднее "Зехатологисты" указали нам, что Иисус не что иное, как апокрифический призрак или видение апокрифической школы . Д-р Вультиан возвестил недавно, что христианство представляет собой экзисантизм плюс смесь восточных гностических мифов. Лишь только несколько лет тому назад Би--Би-Си сообщило по радио, что христианство нечто иное, как эллинический миф об умирающем боге. А теперь оказывается, что христианство есть не что иное, как иудаизм кумранской секты. Все это весьма просто, потому что при малой доли научной методики и при большом желании Новый Завет, или, по крайней мере, часть его можно истолковать и свести его к большинству религиозных чаяний человека. Тем не менее исключительность христианства во всей его цельности, вся его сущность и сила была предвидена лишь израильскими пророками . И даже они старались страстно узреть христианство, но так и не увидели его "«Известный исследователь кумранских рукописей Берроуз следующим образом характеризует отношение к новым находкам: "Существует мнение, что история Христа и Его спасительный подвиг является просто повторением того приема, который найти можно и в рукописях Мертвого моря . Насколько мне известно, ни один компетентный ученый не высказал это в такой категорической форме, но это можно заключить на основании некоторых утверждений . Именно эта мысль в наибольшей мере привела в смущение и восхитила неверующих ". "Однако, - заключает Берроуэ, - нет оснований приходить из-за этого в смятение, как будто бы оригинальность Иисуса и божественный авторитет христианства подвергается опасности таким признанием". 

Что выдвигается в качестве аргументов для сопоставления христианства с кумранитством? "Основанием для сопоставления, - пишет советский исследователь И.Амусин, - является прежде всего хронологическая близость и совпадение территории кумранских общин и зарождающихся ранних христианских общин, этническое тождество, близость социальных, организованной структуры и внутренней жизни, сходство ряда теологических доктрин . Обращает на себя внимание также совпадение многих специфических терминов и целых фраз, которыми выражаются сходные принципы религиозной системы". Если говорить более конкретно, то черты сходства между первохристианами и кумранитами усматриваются в следующих основных моментах: 1) общность имущества у тех и других, 2) баштизм кумранистов и крещение у христиан, 3) благословение хлеба и вина за общей трапезой кумранитов и Христианская Евхаристия, 4) эсхатологические чаяния, 5) отдельные терминологические и фразеологические совпадения."

Насколько в действительности указанные моменты являются тождественными в обеих религиях и позволяют ли они идентифицировать первохристианство с кумранитами?

1. Как нам известно, и для ессеев, описанных Филоном и Флавием, характерны не только общность имущества и трапезы, но и обязательный совместный труд. Этот совместный труд был в значительной мере обусловлен изолированным (монастырским) образом жизни. Что касается раннехристианских общин, то в дошедших до нас источниках нет никаких указаний на обязательный совместный труд, дополняющий общность имущества".

2. В кумранской общине ритуальные омовения были постоянными и повседневными обрядовыми действиями, не имеющими значения таинства и не связанными с личностью и делом Мессии, к которым, к тому же, допускались лишь полноценные члены общества. В христианстве же допускалось с самого его возникновения крещение не только как акт однократный в жизни каждого уверовавшего, но и понимается оно как единение с умершим и воскресшим Христом Спасителем.

3. Для кумранских общин совместные трапезы, как об этом свидетельствуют и архиологические данные и Устав, были повседневными явлениями, характерной чертой быта, естественно вытекающей из области имущества и труда...

Однако по существу, хотя кумранская трапеза с ее обрядом благословения и отличается от повседневного иудейского обычая, еще в большей мере она отличается от будущего христианского таинства - Евхаристии. . . Само собой разумеется, что в кумранском обряде благословения хлебов и вина нет еще и намека на прототип "искупления кровью", столь характерного для христианской Евхаристии, нет и мысли о преломлении.

4. 0дной из наиболее важной черт сходства является эсхатологическая концепция ожидания "конца времени". Однако, в отличие от кумранских рукописей, в которых кульминация и финал их вечной борьбы двух противостоящих друг другу сил света и тьмы, добра и зла, царства Бога и царства дьявола находятся в будущем, в новозаветной литературе , эта победа уже одержима. Так, в первом послании Иоанна сказано: что "для того и явился Сын, Божий, чтобы разрушить дела диавола" (Ин.3:8), или "тьма проходит, и истинный свет уже светит" (1 Ин.2:8).

5. Некоторые сходства в терминологическом и фразеологическом отношении между кумранскими текстами и Писанием Нового Завета, конечно, не может служить основанием для сближения двух различных религиозных воззрений. Более того, было бы странно, если бы в литературы одного и того же периода, одной тематики и с единой библейской основой, хотя и различных религиозных направлений, отсутствовали бы общие термины, обороты, фразы и даже отдельные сходные и тождественные мысли (например, "Сыны света, "Нищие духом", "Власть тьмы").

С другой стороны, необходимо указать и некоторые важные черты отличия первохристианства от кумранитов, отмечаемые большинством исследований.

1. "Основное и решающее отличие заключается в том, что кумранская община ограничивалась верованием в грядущего Мессию, в то время. как само возникновение христианства связано с приходом Миссии - Христа, насколько можно судить по опубликованным данным кумранским документам, выступающим в них Мессия еще не наделен специфическими чертами Спасителя, хотя верующим в учителя и обещано спасение, в то время как новозаветный Христос прежде всего Избавитель и Спаситель мира, пришедший в мир, чтобы жертвенно принять на Себя грехи и Своей кровью искупить их".

2. "В кумранских текстах нет даже намека на такие христианских догматы, как воплощение Бога в Иисусе, искупление им первородного греха людей, учение о Троице".

3. Одно из наиболее выступающих кординальных отличий заключается в том, что кумранская община была и осталась замкнутой, даже консервативной организацией, отгородившейся от внешнего мира, полностью ею осуждаемого, таящей от него свое учение (ср. "Следует открывать дает учения Торы среди людей Кривды, а наставлять знаниям и правда справедливого суда избравших праведный путь". Отсюда, как было уже сказано, вытекает, что замкнутость и обособленность кумранской общины исключает миссионерскую деятельность - христианство же, отделившись от иудейства, стремится, напротив, охватить своей пропагандой весь мир, растворить его в себе, превратиться в универсальную религию, отбросившие племенные и государственные перегородки.)

4. "Кумранский устав предписывает ненависть ко всем, находящимся вне общины: "Вот правила пути для разумеющего в эти времена, для его любви наряду с его ненавистью, вечной ненавистью к людям погибели в духе тайны".

Христианство же провозгласило всеобщую любовь, распространяющуюся и на врагов. Ряд мест Нового Завета производит даже впечатление специальной полемики с кумранскими положениями".

5. "Кумранская община ограждала себя от людей с физическими недостатками и ущербами. Так в тексте "Двух колонок" говорится: "...и всякий человек с телесным недостатком, с большими руками и ногами, хромой или глухой, или немой, или (тот) чьей плоти коснулась порча, так что заметно (это) глазу, или старик, спотыкающийся (настолько), что не может держаться твердо среди имени тех людей это путь не приходят, чтобы не предстать среди общества именитых людей, ибо святые ангелы в их обществе". Подобнее же читаем и в Дамасском документе: "Люди глупые, безрассудные, бестолковые, сумасшедшие, слепые, глухие, несовершеннолетние, - никто из них не вступает в общину, ибо ангелы святые находятся в ней", Если сравнить эти тексты со словами Спасителя – не приглашать на трапезу братьев, друзей, богатых соседей, которые могут и тебя позвать, но нищих, хромых, слепых и увечных (Лк.14:13), то невольно возникает предположение о сознательном даже противопоставлении Иисусом Христом Своего учения кумранистству.

6. У кумранистов строго предписано в отношении соблюдения субботы, в то время как Господь решительно возглашает: "Суббота для человека, а не человек для субботы" (Мф.2:2).

Любопытно в этой связи сопоставить одно место из "Дамасского документа", в котором предписывается: "Пусть никто не указывает в субботу родовспоможение скотине: и если она упадет в колодец или яму, пусть не поднимает ее в субботу", - с евангельским текстом: "Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, если она упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит?" (Мф.12:11).

Кумранская община отказывалась от жертвоприношений в Иерусалимском храме, считая его скверным. Господь же Иисус Христос, апостолы и все первохристиане смотрели на храм иерусалимский как на святыню и в нем совершали требуемые молитвы и жертвоприношения по закону.

Кумранская община пользовалась календарем, отличающимся от иудейского, этого мы не видим у первоначальной церкви.

Перечисленные выше, как и целый ряд других отличий заставляет даже атеистов делать вывод с непричастности кумранистства к происхождению христианства.

Так, советский крупный религиовед А. П. Каждан пишет: "Мы не можем выводить христианство из ессейства. Здесь не было просто филиации идей". Кумранские раскопки "лишь уточняют наши сведения о некоторых явлениях иудейского народа и становления раннего христианства". Профессор С. И. Ковалев в статье "Основные вопросы происхождения христианства" пишет' "Правда, у некоторых иудейских сект, например, у ессеев, существовал потребительский коммунизм. Однако, у нас нет оснований считать ессеев прямыми предшественниками христиан в идеологическом и организационном отношениях, что делает Р. В. Виппер". А в статье "Находки в районе Мертвого моря и миф об Иисусе Христе", (Вечерний Ленинград ст 2. 01. 59Г. ) С. И. Ковалев писал: "Самое большое, о чем можно сказать - это о том, что ессеи были одними из предшественников христиан, причем далеко не единственными". "Даже такой, в высшей степени, компетентный исследователь - пишет И. Амусин - как английский семитолог и библеист Раулин заявляет, что рукописи Мертвого моря ничего не дают изучения раннего христианства". "Предположения, что свитки могут доставить нам какое-либо свидетельство о природе раннего христианства являются фантастическими. Эти рукописи не могут с достаточным основанием быть использованы ни для христианской ни для антихристианской пропаганды".





Копченая рыба купить в Казани

Rambler's Top100