“Вопросы библеистики”

И.Д.Амусин

История кумранских открытий

Главы из книги "Кумранская община"

Теперь уже широко известно то случайное обстоятельство, которое привело к одному из величайших в новое время открытий хранилищ древних рукописей в пещерах пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря. В 1947 г. юноша-бедуин Мухаммед эд-Диб из полукочевого племени таамире после долгих и тщетных поисков пропавшей козы остановился отдохнуть в тени у скалистой горы. Неожиданно он заметил в скале на уровне значительно выше человеческого роста отверстие, ведшее в пещеру. У Мухаммеда мелькнула мысль, что пропавшее животное могло укрыться в этой пещере, и он метнул в отверстие камень, надеясь спугнуть козу, если его догадка подтвердится. К его огорчению, козы в пещере не оказалось, но он услышал звук разбиваемой глиняной посуды. Преодолев страх, Мухаммед взобрался в пещеру и обнаружил там глиняные сосуды с кожаными свитками, покрытыми непонятными письменами. Это были первые древние рукописи, обнаруженные на территории Палестины. До этого момента в науке господствовало пессимистическое мнение, что из-за влажности палестинской почвы там никогда не обнаружатся рукописные памятники большой древности. По месту нахождения этих рукописей в пещерах Вади-Кумрана они получили условное наименование «кумранские».

Много удивительных приключений пережили оказавшиеся в пещере рукописи — семь свитков и несколько фрагментов — после того, как они попали в руки бедуинов. Вначале, как говорят, Мухаммед хотел нарезать ремни для прохудившихся сандалий, но кожа оказалась слишком хрупкой. Долгое время свитки пролежали в шатре, пока наконец в одну из поездок в Вифлеем бедуины не продали их за бесценок. И хотя прошло сравнительно немного времени и все участники этих событий были еще живы, история находок и связанных с ними приключений оказалась весьма запутанной.

До 1957 г. все исследователи единодушно считали 1947 год годом открытия Мухаммедом рукописей. Но вот в октябре 1956 г. Мухаммед эд-Диб рассказал о своем открытии комиссии из трех человек, один из которых записал его рассказ. В 1957 г. Уильям Браунли опубликовал английский перевод рассказа Мухаммеда с приложением арабского факсимиле записи1. Из слов Мухаммеда явствует, что находка рукописей была сделана им еще в 1945 г. Но так как и другие пункты рассказа вызвали у специалистов ряд сомнений в точности сведений, приводимых Мухаммедом (см.: Vaux, 1959 а, с. 88-89, примеч. 3), то и дату - 1945 г. - нельзя принимать с уверенностью. Развернувшаяся по этому поводу дискуссия не привела к надежным результатам2.

В ноябре 1947 г. три свитка были перепроданы профессору Иерусалимского университета Э. Л. Сукенику за 35 ф. ст. Четыре свитка и несколько фрагментов были куплены настоятелем сирийского монастыря св. Марка митрополитом Самуилом Афанасием за 50 ф. ст. Сукеник сразу же установил древность этих рукописей (I в. до н. э.) и их ессейское происхождение и приступил к их прочтению и изданию. Эти три рукописи известны под названиями: свиток Гимнов (1Q Н), свиток «Войны сынов света против сынов тьмы» (1Q М) и неполный список кн. Исайи (1Q Isb). Подготовленное Сукеником издание было посмертно опубликовано Авигадом и Ядином (Sukenik, 1954-1955).

Иначе обстояло дело со свитками, попавшими в руки митрополита Афанасия. Долго и безуспешно пытался митрополит Афанасий установить древность и значение этих рукописей, язык которых был ему непонятен. Дело осложнилось тем, что митрополит Афанасий вначале выдвинул версию, будто рукописи были обнаружены в библиотеке монастыря св. Марка и не числились в каталоге. После ряда бесплодных бесед и консультаций у разных лиц в январе 1948 г. митрополит Афанасий решил воспользоваться консультацией Сукеника. От имени митрополита его посланец просил о свидании с Сукеником. Из-за напряженного политического положения свидание было назначено на нейтральной территории, разделявшей Иерусалим на старый и новый город, и происходило при необычных для научных исследований обстоятельствах. Сукеник рассмотрел показанные ему рукописи и сразу же определил текст библейской книги пророка Исайи. Из остальных двух рукописей одна оказалась Уставом неизвестной общины, а другая содержала своеобразный комментарий на библейскую книгу пророка Аввакума (Хаваккука). Посланец митрополита, личный знакомый Сукеника, доверил ему рукописи на три дня для более детального ознакомления. При возвращении рукописей договорились об организации встречи Сукеника и ректора университета с митрополитом для переговоров о покупке рукописей. Свиданию этому не суждено было состояться, и судьба рукописей решилась по-другому.

В феврале 1948 г. два монаха принесли от имени митрополита рукописи в американскую Школу восточных исследований в Иерусалиме. Находившиеся тогда в Школе молодые американские ученые Джон Тревер и Уильям Браунли правильно оценили древность и значение рукописей. Джон Тревер определил, что одна из рукописей содержит текст книги Исайи, и предположил большую древность этого свитка. Треверу удалось внушить митрополиту, что факсимильное издание повысит рыночную стоимость рукописей, и он добился рая-решения на фотографирование их. Получив от Тревера фотографию отрывка из свигка Исайи, известный востоковед Уильям Олбрайт, издавший в 30-х годах «Папирус Нэша»3, сразу определил подлинность рукописи и ее большую древность - I в. до н. э. В марте 1948 г. Олбрайт телеграфировал Треверу и поздравил его «в связи с величайшим из сделанных в новое время открытием рукописей... К счастью, не может быть даже тени сомнения в подлинности рукописей». Тем временем в 1948 г. митрополит тайно переправил рукописи из Иордании в США и в 1949 г. поместил их на хранение в сейф одного из банков Уолл-стрита. Один свиток Исайи, относительно которого в рекламе говорилось, что ею читал «сам Иисус», был оценен в миллион долларов. Однако впоследствии оказалось, что опубликование в 1950-1951 гг. факсимильвого издания рукописей, вывезенных митрополитом, понизило их рыночную стоимость.

В 1954 г. эти четыре свитка, т. е. полный свиток Исайи (1Q Isa), Комментарий на кн. Хаваккука (1Q pHab), Устав кумранской общины (1Q S) и тогда еще не развернутый свиток, оказавшийся Апокрифом кн. Бытия (1Q Gen Apoc), были приобретены Иерусалимским университетом за 250 тыс. долл.

В 1948 г. Сукеник начал серию публикаций приобретенных им для университета рукописей4. В 1950-1951 гг. Барроуз, Тревер и Браунли опубликовали факсимильное издание трех из четырех свитков, которые в свое время попали к митрополиту Афанасию (Burrows et al. I-II, 1950-1951). Эти публикации положили основание новой историко-филологической дисциплине - изучению кумранских рукописей.

Первые кумранские рукописи, изданные Барроузом, Тревером и Браунли, были названы издателями «Рукописями Мертвого моря» («The Dead Sea Scrolls»). Это не совсем точное название стало общепринятым в научной литературе почти на всех языках мира и до сих пор применяется к рукописям из кумранских пещер. В настоящее время понятие «Рукописи Мертвого моря» уже не соответствует понятию «Кумранские рукописи». Случайная находка Мухаммедом эд-Дибом древних рукописей в одной из пещер Кумрана вызвала цепную реакцию новых находок и открытий хранилищ древних рукописей не только в пещерах района Кумрана, но и в других районах западного побережья Мертвого моря и Иудейской пустыни. И теперь «Рукописи Мертвого моря»- понятие сложное, охватывающее документы, различающиеся по месту нахождения (Вади-Кумран, Вади-Мураббаат, Хирбет-Мирд, Нахал-Хэвер, Масада, Вади-Далиех и др.), по писчему материалу (кожа, пергамен, папирус, черепки, дерево, медь), по языку (древнееврейский - библейский и мишнаитский; арамейский - палестинский арамейский и христианский палестинский арамейский, набатейский, греческий, латинский, арабский), по времени создания и по содержанию,

Эта книга посвящена кумранским рукописям и кумранской общине. Поэтому относительно рукописей, найденных в других районах западного побережья Мертвого моря, мы ограничимся здесь лишь кратким обзором их характера и содержания. При этом мы будем придерживаться хронологической последовательности самих рукописей, а не времени их находок.

Папирусы из Вади-Далиеха (Wadi-Daliyeh). Летом 1962 г. в районе Вади-Далиеха в одной из пещер, находящейся в 14 км севернее Иерихона и 12 км западнее р. Иордан, бедуины знакомого нам племени таамире обнаружили множество скелетов и связки папирусов на арамейском языке. Большая часть находки оказалась в весьма плачевном состоянии: папирусы были изъедены червями. Некоторые папирусы были запечатаны глиняными печатями и на первый взгляд хорошо сохранились, но оказалось, что изнутри они тоже попорчены червями.

Посредником между бедуинами и Археологическим музеем оказался печально знаменитый в истории кумранских находок вифлеемский лавочник и торговец древностями Кандо. Достаточно отметить, что он загубил несколько рукописей, закопав кожаные свитки во влажную землю своего сада. В результате переговоров найденные папирусы перешли в собственность Палестинского археологического музея. Исключительное право на исследование и издание найденных папирусов приобрела на средства специально созданного для этой цели фонда американская Школа восточных исследований.

В августе 1963 г. Палестинский археологический музей приобрел у бедуинов еще одну пачку мелких папирусных отрывков, происходящих из той же пещеры. Всего, таким образом, было найдено 40 папирусных фрагментов, 128 булл с оттисками печатей по персидскому и аттическому образцам и 3 монеты.

Предварительное ознакомление с новым архивом, произведенное Ф. Кроссом и П. Лэппом, показало, что папирусы датируются отрезком времени в 40 лет: 375-335 гг. до н. э., т. е. годами, предшествовавшими Восточному походу Александра Македонского. Две из трех монет, бесспорно, датируются временем до Александра Македонского (аттическая тетрадрахма времени Филиппа II, отца Александра, и персидский серебряный статер IV в. до н. э.). Датировка же третьей монеты - тирской дидрахмы IV в. - проблематична: неясно, отчеканена она до или после похода Александра.

По своему содержанию папирусы относятся к группе деловых документов - правовых и административных. Среди них встречаются контракты на куплю-продажу рабов и земли, долговые и бракоразводные документы. Действующие в документах лица обозначены не только иудейскими теофорными именами, но также именами арамейскими (S'ahar), эдомитскими (Qos), моавитскими (Kemos), ханаанскими (Ва1) и вавилонскими (Nabu). Место составления всех документов - Самария.

Как попали самаринские по своему происхождению папирусы в пещеру вблизи Иерихона? Комбинируя сообщения античных авторов (Иосифа Флавия, Курция Руфа, Евсевия Кесарийского) и новейшие археологические данные раскопок Самарии, Ф. Кросс гипотетически реконструирует такой ход событий. Когда Александр Македонский был в Египте, самаритяне, ранее вошедшие в доверие к Александру, сожгли Андромаха, наместника Сирии. Разгневанный Александр отомстил Самарии и самаритянам. Город был разрушен дотла, затем стал заново отстраиваться и заселяться македонянами. Часть сама-рийских граждан, судя по их документам, принадлежавших к высшим социальным слоям, опасаясь репрессий Александра, бежали из Самарии, захватив с собой семьи и наиболее ценные документы. Временное убежище и укрытие они нашли в пещерах Вади-Далжеха и там были застигнуты воинами Александра и перебиты.

Значение вновь открытого архива весьма велико. IV век до н. э. едва ли не самый темный в истории Палестины I тысячелетия до н. э. Папирусы из Самарии - ценные документальные материалы, освещающие социально-экономические отношения Палестины в период персидского владычества. Папирусы дают также некоторые новые сведения о политической истории этого периода; в частности, впервые восстанавливается последовательный список наместников Самарии.

Трудно переоценить значение новооткрытых папирусов для истории арамейского языка и его палеографии. Поскольку все найденные папирусы точно датируются сорокалетним промежутком IV в. до н. э., они тем самым дают надежный критерий и для датировки ранних кумранских рукописей. Издание корпуса этих папирусов явится важным событием в науке5.

Масада. Раскопки Масады (1963-1965 гг.) осветили эпилог Иудейской войны 66-73 гг. н. э.6 - последние годы существования кумранской общины. Найденные в Масаде рукописи кумранского происхождения еще больше сближают находки в Масаде с открытиями в Кумране.

Масада (по-еврейски означает «крепость» - мецада) - крепость на высокой, отвесной скале в южной части западного побережья Мертвого моря. Вот как описал ее Иосиф Флавий: «Скалистый утес, немалый по площади и большой высоты, окружают со всех сторон обрывистые пропасти непроницаемой глубины, не доступные ни для людей, ни для животных; только в двух местах, и то с трудом, можно приступить к утесу: одна из этих дорог ведет по направлению с востока от Асфальтова озера (т. е. Мертвого моря. - И. Л.), а другая, более проходимая,- с запада. Первую вследствие ее узости и извилистости называют Змеиной тропой. Она пробивается к выступам обрыва, часто возвращается назад, вытягивается опять немного в длину и с трудом достигает цели. Идя по этой тропе, необходимо попеременно твердо упираться то одной, то другой ногой, ибо если поскользнуться, то гибель неизбежна, так как с обеих сторон зияют глубокие пропасти, способные навести страх и на неустрашимых людей. Пройдя по этой тропинке 30 стадиев достигают вершины, которая не заостряется в узкую верхушку, а, напротив, образует широкую поляну» (BJ VII, 8, 3, § 280-284).

Крепость на вершине утеса Масады была основана хасмонеем Йонатаном (160-142) и завершена строительством при Ироде I (37-4), превратившем ее в неприступное убежище «на черный день». И Ирод действительно воспользовался Масадой для укрытия там своей семьи в трудные для него времена. Ирод окружия вершину утеса высокой белокаменной стеной с 37 башнями. Длина крепостной стены составляла 1300 м, высота 7-8 м, толщина 5- 6 м. Каждая из башен достигала высоты 30-32 м. В оборонительный комплекс были включены также построенные на вершине утеса великолепные дворцы, славившиеся своей отделкой, богатством и художественными украшениями. Обширные складские помещения хранили большие запасы продовольствия (зерно, масло, вино, финики, стручковые плоды) и оружия на 10 тыс. человек, а также запасы железа, меди и олова. Подземные водопроводы и вырубленные в скале цистерны, водоемы и каналы обеспечивали непрерывное водоснабжение. Часть земли на вершине (552 X 276 м) осталась незастроенной и предназначалась для посевов на случай долгой осады крепости.

Однако не Ироду довелось проверить неприступность этой крепости. В 67 г. н. э., на второй год после начала Иудейской войны против римлян, Масада была захвачена наиболее радикальной группировкой сикариев, которые вместе с зелотами возглавили антиримское восстание. Воспользовавшись неприступностью крепости, ее обширными запасами продовольствия и оружия, сикарии превратили Масаду в свой оплот. И действительно, после падения Иерусалима в 70 г. н. э. и вскоре еще двух крепостей - Геродиона и Махера - Масада осталась последним крупным очагом сопротивления римлянам. Им потребовались огромные усилия и тщательная трехлетняя подготовка, пока в 73 г. н. э. римский полководец Сильва решился на штурм крепости.

Когда падение крепости стало неминуемым, вождь сикариев Элеазар бен Йаир, как сообщает Флавий, призвал осажденных поджечь крепость, оставив нетронутыми лишь съестные припасы, и всем покончить с собой, чтобы сохранить свободу, за которую они боролись, и не сдаться живыми римлянам. «Но прежде мы истребим огнем наши сокровища и всю крепость... Только съестные припасы мы оставим в целости, ибо это будет свидетельствовать после нашей смерти, что не голод нас принудил, а что мы, как решились с самого начала, предпочли смерть рабству» (BJ VII, 8, 6, § 334, 336). Речь Элеазара и описание последовавшего за ней самоубийства 960 человек принадлежат к наиболее впечатляющим страницам сочинения Флавия.

Вняв призыву Элеазара, мужчины убили вначале своих жен и детей, а затем по жребию - друг друга. Последний из оставшихся в живых поджег крепость и затем покончил с собой. Утром следующего дня римляне через пробитую тараном брешь ворвались в пылавшую огнем Масаду. Озадаченные необычайной тишиной, они подняли шум, на который из подземелья вышли укрывавшиеся там две женщины с пятью детьми. Женщины и рассказали римлянам обо всем происшедшем. Во внутреннем помещении дворца римляне нашли груды тел женщин, детей, мужчин. Этим завершается описание Флавием осады и разрушения Масады в 73 г. н. э.

Развалины Масады впервые были обнаружены и отождествлены в 1842 г. Волкотом и Робинсоном. С тех пор Масада стала объектом спорадических и кратковременных обследований (см.: Masada, 1957). Генеральное и исчерпывающее обследование и раскопки были предприняты в 1963-1965 гг. комплексной археологической экспедицией под руководством проф. И. Ядина. В экспедиции помимо специалистов-археологов приняли участие пять тысяч добровольцев, из них более полутора тысяч из 28 стран мира. Характерной особенностью этих грандиозных раскопок в столь трудных условиях доступа на скалу была четкая организация всех видов работ с применением строго научных методов обследования и новейшей техники. Работа экспедиции увенчалась большим успехом, и полностью оправдалось предсказание Шультена: «Можно только позавидовать будущему исследователю Масады» (Masada, 1957, с.17). О результатах раскопок Масады можно судить по предварительным отчетам Ядина и его сводному описанию раскопок и находок7. В целом создается следующая картина.

Раскопаны северный и западный дворцы Ирода, в которых сохранились колонны, фрески на стенах, мозаичные полы и много ценных предметов; складские помещения, подтвердившие достоверность их описания Флавием; крепостная стена, в которой оказалось около 200 помещений для гарнизона, состоящих из двухкомнатных квартир с двориками. В этих помещениях обнаружено много разнообразных вещей домашнего обихода, а также рукописи, уцелевшие от огня. Раскопана центральная баня типа римских терм с помещениями для раздевания, для холодной и горячей воды и парильни. Хорошо сохранились мозаичные полы. Стены украшены разноцветными камнями. На одной из стен - надпись на греческом языке: agathei tychei - «счастливой судьбы» (ср. рус. «в добрый час»). Обнаружены различные бассейны для купания, в том числе для ритуальных омовений (miqwe). Одно из помещений, по-видимому, было синагогой, сходной с древней синагогой в Капер-Науме.

Об объеме раскопочных работ свидетельствуют следующие данные: выкопано 50000 куб. м песку и камней; расчищено 15 км стен; подобрано 1,5 млн. черепков, из которых можно реставрировать много тысяч различных сосудов; вес всех находок, которые представляют собой музейные экспонаты, исчисляется десятками тонн. Среди находок - 4000 монет, датируемых от времени Янная, Ирода и до периода восстания 66-70 гг. н. э., в том числе редчайшие монеты последнего года восстания; множество разных вещей - орудия, оружие, кухонные принадлежности, тара, мебель, украшения, наряды. Все эти предметы сделаны из золота, серебра, бронзы, слоновой кости, стекла, мрамора, камня, глины, дерева, железа, текстиля, драгоценных камней. По окончании раскопок начались работы по реставрации дворца Ирода. Ныне весь археологический комплекс Масады превращен в музей.

Блестящие раскопки Масады увенчались находкой черепков - острака - и чудом спасенных от огня рукописей. На 759 острака написаны имена владельцев сосудов с указанием их содержимого, различные счета и квитанции. Надписи на черепках обещают дать интересный материал об образе жизни, языке и быте обитателей Масады - защитников крепости. Особое значение острака - в их палеографической уникальности. Все они написаны в течение короткого времени, до весны 73 г. н. э. Тем самым они дают точный критерий для палеографической датировки, в частности - и в этом их особое значение - для датировки кумранских рукописей.

В январе 1965 г. в скоплении мусора было найдено еще десять черепков с наспех написанными на них именами. Одно из них, Бенйаир, совпадает с отчеством вождя сикариев и начальника крепости Элеазара бен Йаира. Согласно правдоподобному предложению Ядина, эти черепки - свидетельство последнего акта описанной Флавием (BJ VII, 9, 1) драмы в Масаде, когда последние оставшиеся в живых десять мужчин метали жребий, на чью долю падет обязанность убить девятерых, поджечь дворец и затем покончить с собой (Амусин, 1965).

Среди найденных рукописей встречаются фрагменты деловых папирусов на греческом и латинском языках, фрагменты библейских и апокрифических книг. Один из папирусных фрагментов представляет собой письмо, написанное по-гречески, начало которого гласит: «Абаскантос, брату Иуде, привет». «Братьями» называли себя и участники повстанческой армии Бар-Кохбы. Среди папирусов на латинском языке имеется воинская квитанция на две раздачи жалованья за вычетом из него расходов на туники, мантии и сено. Содержание других папирусов (двух латинских и одного еврейского) еще неизвестно.

Из библейских рукописей найдены фрагменты книг Бытия (47:7- 11), Левит (4:3-9), Второзакония (гл. 33-34), Иезекиила (гл. 35- 38) и Псалмов (81:3-85:10 и 150). Фрагменты библейских книг, палеографически датируемые Ядином I в. до н. э.- I в. н. э., совпадают с канонической, масоретской версией, за исключением одного случая8.

Особый интерес представляет найденный в январе 1965 г. фрагмент Псалма 150 - последнего в еврейском изводе Библии. Особенностью этого фрагмента является то, что за последним словом Псалма не следует никакого текста, следовательно, как и в масоретском каноне, Псалом 150 был последним. Между тем из изданного свитка Псалмов из 11-й кумранской пещеры (11Q Psa) видно, что в кумранском свитке имеется еще оригинал 151-го Псалма, известного ранее только из греческого текста Библии.

Из апокрифических сочинений дошли крайне фрагментированные отрывки, в которых Ядин предполагает апокрифы кн. Самуила и Эсфири, а также 26 отрывков кн. Премудростей Иисуса, сына Сирахова (или Бен-Сиры), содержащие текст глав 39:27-32; 40:10-44:17. Эти фрагменты изданы Ядином в 1965 г.9 По палеографическим признакам Ядин датирует эту рукопись первой половиной I в. до н. э. (Кросс - промежутком между 100 и 75 гг. до н. э.). Текст Бен-Сиры из Масады имеет большое значение для изучения текстологической истории этого важного памятника.

Особое значение имеет находка в Масаде фрагментов рукописи кумранского происхождения. В 1960 г. Джон Страгнел опубликовал найденные в 4-й кумранской пещере два фрагмента сочинения, известного под сиглом 4Q S1 39-40,- «Serek Sirot Olat Hassabbat» (Strugnell, 1960). Находка в Масаде (1963) отождествленного Ядином фрагмента этого же сочинения (Yadin, 1966, с. 173-174) представляет выдающийся интерес во многих отношениях.

Как все рукописи из Масады, так и эта рукопись кумранского происхождения могла быть написана или переписана только ранее весны 73 г. н. э. Следовательно, и кумранский экземпляр этого произведения был создан до 73 г. н. э., что полностью соответствует выводу, к которому пришли исследователи на основании археологических и палеографических данных. Прочное установление terminus ante quem решает один из кардинальных вопросов кумранской хронологии.

Далее, тексты Страгнела и Ядина в значительной мере способствуют также решению проблемы календаря кумранской общины. В отрывке, найденном Ядином, говорится: «Песнь субботнего всесожжения для шестой субботы в 9-й день месяца второго» (Yadin, 1966, с. 173). Шестая суббота может выпасть на девятый день второго месяца только по кумранскому календарю (см. гл. IV, 2, § 5). В тексте Страгнела говорится о седьмой субботе, падающей на 16-е число второго месяца (Strugnell, 1960, с. 320). И эта дата в точности совпадает с реконструированным исследователями (Жобер, Тальмон и др.) ессейско-кумранским календарем.

Находка кумранского текста в Масаде ставит весьма сложную и пока еще не решенную проблему: как попали кумранские рукописи в Масаду? В каких взаимоотношениях находились кумраниты - по мнению большинства исследователей, ессеи - и сикарии - защитники Масады? Те из исследователей, которые до находок в Масаде защищали тезис о тождестве кумранитов и зелотов, увидели в этих находках окончательное подтверждение их гипотезы о зелото-сикарийском характере кумранской общины10. Однако, как мы увидим ниже, в настоящее время нет убедительных данных для пересмотра гипотезы о ессейском характере кумранской общины. Кумранские рукописи могли оказаться в Масаде, потому-что на последнем, уже безнадежном этапе войны отдельные кумраниты искали и нашли убежище в Масаде, куда они принесли захваченные с собой рукописи. Этот факт может иметь и более глубокие и принципиальные причины. В ходе беспощадной войны против римлян мог измениться описанный Филоном пацифизм ессеев, и по крайней мере часть кумранитов могла присоединиться к защитникам Масады в борьбе против общего врага. Из Иосифа Флавия известно, что среди трех полководцев, стоявших во время Иудейской войны 66-73 гг. во главе кампании против Аскалона, находился ессей Иоанн (BJ III, 2,1, § 11), который, по-видимому, был военачальником округа Тамны (BJ II, 20, 4, § 567). Участие ессеев в войне с римлянами засвидетельствовано Флавием в известном месте, где он рассказывает, как мужественно переносили ессеи страшные пытки, которым их подвергали римляне (BJ II, 8,10, § 152-153), конечно же, не за преданность ессеев своему Учителю праведности и своим доктринам. Не исключена возможность, что уже перед восстанием началось сближение между ессеями и отдельными группами зелотов и сикариев, хотя прямых данных для такого утверждения нет. Уже в 1957 г. Милик, намечая этапы эволюции ессеев, отметил зарождение зелотских тенденций, и последний этап в развитии ессейства он назвал «essenisme a empreinte zelote» (Milik, 1957а, с. 109-112; Milik, 1959, с. 94-97).

Документы из Вади-Мураббаат. С октября 1951 г. бедуины стали приносить для продажи в Археологический институт в Иерусалиме фрагменты рукописей, происхождение которых они отказывались сообщить. Благодаря настойчивости и энергии археологов Р. де Во, Юсе-фа Саади и Ланкастера Хардинга удалось установить местонахождение этих труднодоступных пещер. Они оказались в районе Вади-Мураббаат, в 25 км к юго-востоку от Иерусалима и 18 км к югу от Хирбет-Кумрана, в трех часах ходьбы от Мертвого моря. В январе 1952 г. начала работать объединенная археологическая экспедиция во главе с названными археологами. В четырех пещерах этого района экспедицией были обнаружены памятники материальной культуры, следы скрывавшихся здесь повстанцев армии Бар-Кохбы и рукописи.

Всего в пещерах Вади-Мураббаат найдено - в том числе приобретенных у бедуинов - 173 фрагмента различной величины на коже, папирусе и черепках, написанных на пяти языках: еврейском, арамейском, греческом, латинском и арабском. В отличие от кумранских хранилищ в пещерах Вади-Мураббаат помимо текстов библейских и литературных оказались также датированные документы - хозяйственные, юридические и административные (купчие на недвижимость, долговые расписки, бракоразводные документы и др.). Впервые подлинные документы освещают хозяйственную жизнь и социально-экономические отношения в период между Иудейской войной (66-73) и восстанием Бар-Кохбы (132-135). Сенсационным было открытие первых документов, относящихся непосредственно к периоду восстания Бар-Кохбы. Среди них оказались подлинные письма руководителя восстания - легендарного Бар-Кохбы. Эти письма, как и документы, найденные в Пещере писем, в районе Нахал-Хэвера, явились первыми документальными свидетельствами о личности и деятельности Бар-Кохбы, известного до этого времени только из резко враждебной к нему традиции.

Все документы из Вади-Мураббаат были изданы в 1961 г. в двух полутомах второго тома серии «Discoveries in the Judaean Desert» (=DJD II)11.

Восстание Бар-Кохбы, одно из наиболее крупных восстаний против Римской империи, не было засвидетельствовано ни одним документом, современным восстанию. Дошедшие до нас отрывочные сведения, как правило, исходят из враждебных восстанию кругов и относятся к позднему времени. Так, основным источником о восстании Бар-Кохбы является пересказ римского историка III в. н. э. Диона Кассия, сделанный византийским монахом Ксифилином (XI в.). Краткие, разрозненные и тенденциозные сведения сохранились у отцов церкви начиная с IV в. (Евсевий, Иероним, Епифаний и др). Талмудическая традиция содержит в значительной мере фольклорный и легендарный материал. Затерявшиеся у Диона Кассия и Иеронима сообщения, что на последнем этапе восстания часть повстанцев нашла прибежище в горных пещерах, ускользнули от внимания археологов и историков. Отсюда ясно, как велико значение открытия первых подлинных документов, современных восстанию.

Документы из пещер Иудейской пустыни. Пещера писем (Нахал-Хэвер). Находки в пещерах Вади-Мураббаат и начавшие поступать на антикварный рынок документы из неустановленных мест нахождения (см., например, Амусин, 1962) показали, как много ценного исторического материала еще таит в себе малоизученный район Иудейской пустыни. В 1960-1961 гг. комплексная археологическая экспедиция произвела систематические обследования и раскопки пещер на западном побережье Мертвого моря, в районе между Эйн-Геди (на севере) и Масадой (на юге) протяженностью примерно 15- 20 км. Всего было обследовано 40 пещер. В пещерах этого района обнаружены памятники трех исторических периодов: медно-камен-ного века (IV тысячелетие до н. э.), Иудейского царства (VII в. до н. э.) и римского господства (I-II вв. н. э.). В четырех пещерах, получивших в науке названия Пещера бассейна, Пещера клада, Пещера ужасов, Пещера писем, обнаружены особо ценные памятники материальной культуры и документы скрывавшихся там повстанцев армии Бар-Кохбы. Были открыты и обследованы также римские сторожевые посты и лагерь римлян, установивших блокаду скрывавшихся в пещерах людей.

Работа экспедиции протекала в необычайно трудных условиях. Доступ во многие пещеры, находящиеся в отвесных скалах над зияющей пропастью, был сопряжен с большой опасностью. Все это усугублялось технической сложностью доставки в лагерь археологов продовольствия и воды, а в пещеры - археологического снаряжения, разнообразной техники. Крайне тяжелыми были условия работы в самих пещерах из-за атмосферы удушья, созданной тысячелетним слоем помета летучих мышей и экскрементов серн при недостатке кислорода, в абсолютной темноте. К счастью, эти трудности вознаградились интереснейшими находками12.

Особо ценные находки были сделаны в Пещере писем13, обследованной археологической экспедицией под руководством И. Ядина. Само название, присвоенное этой знаменитой теперь пещере, свидетельствует о наиболее важных открытиях, сделанных в ней. Помимо многочисленных памятников материальной культуры, монет, 26 скелетов в Пещере писем обнаружены 64 документа на еврейском, арамейском, набатейском и греческом языках. Среди документов - письма и распоряжения Бар-Кохбы, относящиеся к последнему этапу восстания. В этих документах на первый план выступают забота о продовольственном снабжении повстанческой армии и борьба с различными нарушениями установленного порядка. Краткие и скупые распоряжения и записки, в свое время ясные и понятные корреспондентам, теперь уже неясны для нас. Но из них выступает образ волевого и немногословного руководителя восстания, который в катастрофический период зорко следил за всем и не упускал из виду даже дела на первый взгляд маловажные. Хозяйственные и юридические документы периода восстания наряду с аналогичными документами из пещер Вади-Мураббаат помогают выяснить контуры проведенной Бар-Кох-бой аграрной реформы (Appelbaum, 1967).

Среди документов Пещеры писем 35 составляют частный архив некоей Бабаты, отличавшейся, как это видно из ее документов, демоническим складом характера. Бабата была родом из Набатеи, области в юго-восточной части Мертвого моря, потерявшей свою независимость и включенной в 106 г. н. э. в состав Римской империи в качестве «Провинции Аравии». Архив Бабаты и принадлежащие ей вещи оказались в Пещере писем, вблизи Эйн-Геди, по всей вероятности, потому, что Бабата была родственницей одного из должностных лиц Эйн-Геди, известного нам по переписке с Бар-Кохбой. По-видимому, надеясь на спасение, Бабата взяла с собой в пещеру не только личные вещи (среди которых был, например, хорошо упакованный стеклянный сервиз), но и наиболее ценные для нее документы (Yadin, 1971, с. 222-252).

Документы из архива Бабаты отражают крайне запутанные семейные и имущественные отношения. Среди этих документов - брачные контракты, дарственные записи, кадастровые декларации, контракты на куплю-продажу земель и товаров, расписки, жалобы, претензии, выписки из официальных актов и т. д. В документах Бабаты содержатся чрезвычайно ценные сведения о хозяйстве (нормы посева, урожайность, режим орошения) и социально-экономических, в особенности аграрных, отношениях Набатеи и Иудеи непосредственно перед началом восстания Бар-Кохбы. Рукописи из Пещеры писем и других пещер Иудейской пустыни еще полностью не опубликованы14.

Другие пещеры этого района - Пещера клада (Bar-Adon, 1971a), Пещера ужасов, Пещера бассейна - известны главным образом своими ценными находками материальной культуры15. Поэтому мы не будем здесь на них останавливаться.

Хирбет-Мирд. Под этим именем известны руины в долине Кед-рона (нынешняя Вади-эн-Нар), в 3,5 км северо-восточнее развалин монастыря св. Саввы (красочно описанного Марком Твеном в «Простаках за границей»), построенного в 492 г. н.э. на месте древней Гиркании, и в 10 км западнее Айн-Фешхи. Здесь в 1952 г. нашли рукописи, а в 1953 г. бельгийская археологическая экспедиция во главе с Р. де Ланге обследовала развалины монастыря св. Саввы. Найденные рукописи - на греческом, сиро-палестинском (позднеарамейский диалект, на котором говорили палестинские христиане) и арабском языках (V-X вв.). Рукописи на греческом и арамейском (сиро-палестинском) языках содержат ветхозаветные, новозаветные и апокрифические тексты. Среди греческих рукописей - фрагмент «Андромахи» Еврипида, датируемый VI в. н. э., возможно, наиболее древний список, дошедший на пергамене. На арабском языке дошли письма делового характера, датируемые первыми тремя веками хиджры (VII-IX вв.). Архив Хирбет-Мирда еще не опубликован, за исключением двух документов на сиро-палестинском языке (Milik, 1953; Perrot, 1963).

Рукописи, найденные в разных районах к западу от Мертвого моря, отражают различные исторические периоды: Вади-Далиех - IV в. до н. э., Вади-Кумран - III в. до н. э.- 68 г. н. э.; Масада - документы периода Иудейской войны 66-73 гг. и рукописи, созданные до 73 г.; Вади-Мураббаат, Нахал-Хэвер, Нахал-Цеэлим, Нахал-Мишмар и др.- период от Иудейской войны до восстания Бар-Кохбы (132-135); Хирбет-Мирд - V-X вв.

Все новонайденные рукописи, за исключением рукописей из Хирбет-Мирда, по крайней мере частично заполняют зияющую трехсотлетнюю лакуну в истории еврейской письменности и литературы, начиная от канонизованной и включенной в состав Ветхого Завета книги Даниила (около 165 г. до н. э.) и вплоть до времени создания историко-ка-лендарного произведения, известного под названием «Свиток поста» - «Megillat Ta'anit» (около 135 г. н. э.)16.

 

1 Brownlee, 1957a; Brownlee, 1962, с. 483 и сл.; см.: Амусин, 1960-1961, с. 33-34. В пользу первоначальной датировки открытия 1947 г. высказался Тревер. См.: Trever, 1961.

2 Trever, 1961; Brownlee, 1962; Brownlee, 1963. Об истории открытий см также: Trever, 1965; Boling, 1969; Wilson, 1969; Avi-Ynnah, 1973; Avi-Yonah, 1974

3 Опубликование Олбрайтом небольшого ветхозаветного отрывка, известного в науке под названием «Папирус Нэша» и датируемого Олбрайтом второй половиной II в. до н. э., заложило основы развития древнееврейской палеографии. См.: Albright, 1937.

4 Е.L.Sukenik. Megillot genuzot. Seqirah risonah. Jerusalem, 1948 (иврит). Издание содержит обзор фрагментов из свитков Войны и Гимнов, а также глав 42-43 пространного свитка Исайи (1Q Isa); Е.L.Sukeni k. Megillot genuzot. Seqirah seniya. Jerusalem, 1950 (иврит). Второй выпуск содержит фрагменты из Устава, свитков Гимнов и Войны, кн. Левит, кн. Исайи (1Q Isa), Комментария на кн. Хаваккука.

5 Первые сообщения о находке папирусов из Самарии были сделаны П. Лэппом и Ф. Кроссом. См.: Lapp, 1963; Cross, 1963. Ср.: Шифман, 1964; Амусин, 1964-1965, с. 91-93. Наиболее существенной сводкой прелиминарного изучения самарийских папирусов является работа Кросса: Cross, 1969a.

6 Традиционная и общепринятая дата падения Масады - 73 г. н. э. Однако теперь падение Масады следует датировать, по-видимому, не ранее 74 г. н.э., так как на основании обнаруженной новой латинской надписи стало известно, что Флавий Сильва, который, согласно Иосифу Флавию, захватил Масаду, в 73 г. н, э. еще находился в Риме. См.: Eck, 1969.

7 Yadin, 1966. Общий обзор работ о находках в Масаде см.: Карега, 1970; Амусин, 1971, с. 28-37.

8 В Пс. 83:7 читается «боги Эдома» (lhy dwm) вместо масоретского «шатры Эдома» (hly dwm). Несмотря на древность фрагмента из Масады, масоретский текст дает лучший смысл и совпадает с чтением Септуагинты: ta skenomata.

9 Yadin, 1965. В 1968 г. Ватиони включил текст Бен-Сиры из Масады в его критическое издание Бен-Сиры вместе с греческой, латинской и сирийской версиями: См.: Vattioni, 1968. Большой интерес представляют замечания Страгнела к тексту, изданному Ядином. См.: Strugnell, 1969.

10 Roth, 1958; Roth, 1959a; Roth, 1959b; Roth, 1964; Roth, 1965; Driver, 1965.

11 О документах из Вади-Мураббаат см.: Yaron, 1961; Bardtke III, 1962, с. 16-26; Lehmann, 1963; Kofhnahn, 1963; Koffmahn, 1963-1964; Koffmahn, 1968; Амусин, 1958; Амусин, 1960-1961, с. 136-147; Амусин, 1964-1965, с. 54-59.

12 Desert Caves, 1961; Desert Caves, 1962; Yadin, 1961a; Yadin, 1961b; Yadin, 1962; Yadin, 1963; Ваг-Adon, 1971a; Амусин, 1964-1965, с. 60-90.

13 Yadin, 1961c; Bardtke III, 1962, c. 27-50; Lehmann, 1963; Вильскер, 1964; Амусин, 1964-1965, с. 77-90; Yadin, 1971; Шифман, 1976, с. 9-10, 34-38 et passim.

14 Изданные документы на греческом языке: Lifschitz, 1961; Lifschitz, 1962; Lifschitz, 1962a; Polotsky, 1962; Polotsky, 1967. Документы на еврейском и арамейском языках описаны Ядином и изданы им в эксцерптах. См.: Yadin, 1971. с. 222-252 и др.

15 Об изданиях греческих текстов из названных пещер см. выше, примеч. 14

16 Albright, 1966, с. 37. По мнению Шюрера, это небольшое историческое сочинение было отредактировано уже в I в. н. э. См: Schiirer I3-4, 1901, с. 156-157.





Купить матрас с доставкой на дом. Лучший матрас Аскона.

Rambler's Top100