"Славянская Библия" для Windows

    "Вопросы библеистики" - ресурс для самообразования

        Дж.Эрнест Райт "Библейская Археология"



10. Церковь и Мир.

С
появлением Деяний и Посланий апостолов Палестина перестала быть единственным центром внимания. После 70 г., когда был разрушен Иерусалим, христианство пустило глубокие корни далеко за пределами Палестины. Христианские историки вернулись в нее только по прошествии многих лет, когда там стали появляться христианские церкви и страна превратилась в "Святую Землю," привлекавшую множество паломников.

В период, охватываемый повествованием Нового Завета, христианство появляется на севере, а затем и на западе, явно тяготея к Риму, являвшемуся центром тогдашнего цивилизованного мира. Основой этого нового единства были римская власть, римский закон и греко-римская культура. Греческий язык, которым овладели многие палестинские христиане, делал их проповедь понятной для большинства жителей Империи. Еврейские сообщества существовали в любом крупном городе, и миссионеры обращались прежде всего именно к ним. Власти римских провинций обеспечивали безопасность и надлежащее состояние дорог Империи. Лишь после того, как христианство укоренилось в восточных римских провинциях, оно стало проникать в Месопотамию и в другие страны, сохранявшие независимость от Рима.


Древние Христианские Церкви на Востоке.


Древнейшие свидетельства появления христианских общин были найдены археологами в Египте. Большое количество написанных на папирусе фрагментов Нового Завета, найденных в этой стране, свидетельствует о том, что за сто лет, прошедших со времени распятия Иисуса, христианство успело распространиться на юг до самого египетского Фаюма. Древнейшие образцы христианского зодчества в Египте, так же, как и в большинстве других провинций Римской империи, относятся к IV в., вернее, ко времени правления императора Константина, когда христианство стало официальной религией, поддерживаемой римским правительством.

Множество церквей, датируемых IV-VI вв., было найдено и в самой Палестине. Храм Гроба Господня в Иерусалиме и церковь Рождества Христова в Вифлееме также были построены при Константине, хотя от этих древних построек в современных храмах, стоящих на их месте, сохранились лишь отдельные элементы.

Древнейший из всех известных нам храмов был открыт археологами в 1931-1932 гг. при раскопках стоявшего на берегу Евфрата города Дура-Европос в восточной Сирии. В 167 г. римляне взяли этот город, превратив его в один из своих восточных форпостов. К югу от главных ворот находилась церковь, устроенная в здании, первоначально являвшемся чьим-то домом. Это здание представляло собой последовательность комнат, обрамлявших мощенный открытый двор. Надпись, сделанная на оштукатуренной стене, извещала о том, что здание это было построено в 232-233 гг. по нашему летоисчислению. Одна из комнат, являвшаяся церковью, впоследствии была расширена путем присоединения к ней двух смежных комнат, благодаря чему в ней могло одновременно находиться до 100 человек. В небольшой соседней комнатке была устроена крестильня, в которой находилась и емкость для воды. На стене прямо над нею имелось изображение Христа в образе Пастыря Доброго - последняя тема была чрезвычайно популярна в древнем христианском искусстве, о чем свидетельствуют найденные в Италии настенные и скульптурные изображения. На другой стене изображены отдельные сцены из Писания: Давид и Голиаф, самаритянка, Петр, пытающийся идти по водам, и исцеление расслабленного. Древние христиане собирались по большей части в частных домах, прекрасным примером подобной домашней церкви может служить здание в Дура-Европос.

Нигде в Сирии и в остальных частях древнего мира мы не встречаем церквей, которые существовали бы до времени правления Константина, в то время как мы находим множество их развалин, относящихся к IV-VI вв. Вероятно, причина этого состоит в том, что большая их часть была уничтожена в ходе жестоких гонений, устроенных при Диоклетиане и начавшихся в 303 г. Нет особых надежд на то, что археологам вообще удастся обнаружить что-либо, прямо связанное с жизнью Церкви во второй половине I столетия, поскольку число христиан в этот период было сравнительно невелико, рассеяны же они были по огромной территории. Соответственно, нам не остается ничего иного, как только остановиться на тех местах, которые фигурируют в повествовании о миссионерских путешествиях Павла, и показать, до какой степени археологам удалось прояснить географический и культурный фон, на котором создавались новозаветные Послания.


Антиохия Сирийская.


Мы начнем с сирийской Антиохии, которая считалась третьим по значимости городом Империи после Рима и Александрии. Она была первым центром христианства за пределами Палестины и исходным пунктом миссионерских путешествий Павла. Город этот находился в 300 милях к северу от Иерусалима, там, где сходятся Ливанские горы и малоазийский Тавр. Антиохия была основана около 300 г. до Р.Х. на берегах Оронта примерно в двадцати милях от моря. Благодаря своему порту, называвшемуся Селевкией, она осуществляла постоянную связь с западом, в то время как ее посещали торговые караваны со всего Ближнего Востока. В IV столетии от Р.Х. ее мужское население составляло 150-200 тысяч; мы вправе предположить, что во времена Павла оно было не меньшим. Город был известен своими школами философии, медицины и риторики, библиотекой и разного рода публичными увеселительными заведениями: театрами, амфитеатрами, стадионами и банями. Подобно другим эллинистическим городам, город был разделен надвое широкой, украшенной колоннадами улицей. Это единственный известный нам древний город, имевший регулярную систему уличного освещения.

В Дафне, расположенной неподалеку, находилось святилище бога Аполлона, знаменитое своим злочестием. Жители Антиохии также снискали репутацию грубых острословов и изобретателей прозвищ, не случайно именно здесь появилось название "христиане" (Деян. 11:26). И именно этот обуреваемый страстями языческий город стал главным центром христианства за пределами Палестины. Врач Лука традиционно считается уроженцем этого города. Вполне возможно, что Евангелие от Матфея было написано в Антиохии.

Археологические раскопки Антиохии и ее порта Селевкии производились в 1931-1939 гг. Возможно, самым важным открытием стала находка сотен напольных мозаик, давших много ценной информации об искусстве и даже о языческих религиозных культах позднего римского и византийского периодов. В городе и пригородах были найдены останки более чем двадцати древних церквей, относящиеся к периоду не ранее IV в. Некогда в Антиохии существовала большая еврейская колония, с которой так или иначе было связано большое количество "богобоязненных" греков. Возможно, именно из них и вышло большинство новообращенных христиан. Тем не менее исследователям так и не удалось найти никаких следов еврейской колонии, кроме мраморного фрагмента с частью семисвечника (исключением в этом смысле является и надпись VI в., в которой, возможно, воспроизводится отрывок из Библии).

Самой знаменитой находкой, сделанной в этих местах, является так называемая "Антиохийская чаша." Об этой находке было объявлено в 1916 г. Она представляет собой простую серебряную чашу, внешнее обрамление которой украшено изображениями виноградной лозы и фигур Христа и апостолов. Было заявлено, что это Святой Грааль - чаша, которая была у Иисуса на Тайной Вечере, при этом предполагалось, что фигурки на внешнем обрамлении являются портретными изображениями, сделанными в I столетии. Впрочем, благодаря трудам ряда ученых было установлено, что чаша эта была изготовлена, скорее всего, в IV или V столетии и не имела никакого отношения к Тайной Вечере. Тем не менее не вызывает никаких сомнений то, что это один из самых замечательных образцов древнего христианского искусства[1].


Галатия.


В своем первом миссионерском путешествии Павел выступил с проповедью в Антиохии Писидийской, Иконии, Листре и Дервии (Деян. 13:13-14:24), находившихся в римской провинции Галатии. Послание к Галатам, вероятно, было написано Павлом именно для представителей основанных им христианских общин.

Своим названием Галатия обязана группе галлов из Европы, поселившихся в северных областях этой провинции в III в. до Р.Х. В начале II столетия до Р.Х. Галатия стала государством-клиентом Рима, после чего начала постепенно расти в размерах и после смерти своего последнего царя в 25 г. до Р.Х. превратилась в римскую провинцию. Антиохия, главный город провинции, была основана сирийским царем Селевком I около 300 г. до Р.Х. Таким образом, она стала одной из шестнадцати Антиохий, основанных им и названных в честь отца. Около 189 г. до Р.Х. римляне превратили Антиохию в вольный город, а в 11 г. до Р.Х. - в римскую колонию. В свою бытность вольным городом Антиохия имела эффективную систему самоуправления, народное собрание и систему образования с характерным эллинским духом. В этом городе политическое собрание именовалось греческим словом ekklesia, которое было использовано христианами для обозначения Церкви. Будучи римской колонией, Антиохия обладала высшим из всех возможных для провинциальных городов рангом и имела четкую социальную стратификацию. Верхушкой здесь являлись владевшие латынью римские граждане (coloni), имевшие такие же права, как и жители самого Рима. Большинство же населения, вне всяких сомнений, говорило на греческом, рассматривалось лишь в качестве "постоянных жителей" (incolae) и было лишено ряда гражданских прав.

В Малой Азии существовало множество религиозных сект разного рода, но трудно было "приспособить" к новой эпохе старых богов. Одним из самых важных документов, циркулировавших в Малой Азии, фрагмент копии которого удалось обнаружить при раскопках Антиохии, был Monumentum Ancyranum, повествовавший о "Деяниях божественного Августа (Цезаря)." Другая копия этого же документа была вырезана на стенах "Августеума," беломраморного храма, воздвигнутого в Анкире (Анкара) на севере Галатии. Текст, который, возможно, принадлежал самому Августу, был сочинен в 14 г. от Р.Х. Он описывает жизнь и труды императора, стремившегося к осуществлению религиозных, или даже мессианских, чаяний того времени. Эти чаяния были характерны и для времени жизни Павла - как будто боги не желали терять своей власти над миром. Проповеди Павла в Антиохии сопутствовала, вероятно, именно такая атмосфера.

В ходе раскопок, проводившихся в Антиохии перед Первой мировой войной и после нее, были открыты развалины важнейших сооружений римского города, существовавших при жизни Павла. К ним относились Площадь Августа и Площадь Тиберия, соединенные лестницей, на вершине которой возвышалась триумфальная арка, сооруженная в честь Августа. На Площади Августа находился огромный храм бога Мена, символом которого была голова быка. Развалины найденной здесь же христианской церкви относятся уже к IV в. Вне всяких сомнений, город поражал гостей своим великолепием и изяществом архитектуры, в которой греческая изысканность и простота сочетались с римской обстоятельностью и величием.


Эфес.


Во время третьего миссионерского путешествия Павел около двух лет провел в Эфесе[2]. Эфес, население которого составляло, по меньшей мере, четверть миллиона жителей, был главным городом римской провинции Асии. Эфесский порт являлся связующим звеном в морской торговле запада с востоком. Судя по имеющимся литературным и документальным свидетельствам, город этот обладал несметными богатствами. Согласно римлянину Страбону, именно здесь находился главный рынок Малой Азии. Своими богатствами и славой город был во многом обязан культу Артемиды, богини-матери, отождествлявшейся римлянами с Дианой. Ее культ связывался с плодородием человеческого рода и скота. Характер этого культа был скорее азиатским, нежели греческим или римским. Поклонение ей больше походило на древние культы Ханаана, ставшие немалым соблазном для Израиля. Культ этот был всенародным, о чем свидетельствуют слова серебряника Димитрия, который говорит о величии той, "которую почитает вся Асия и вселенная" (Деян. 19:27).

Храм Артемиды в Эфесе считался одним из "семи чудес света." Его обнаружил английский архитектор Дж. Т. Вуд (J. T. Wood) в 1869 г., спустя шесть лет после того, как занялся его систематическими поисками. Первые примитивные структуры храма, датируемые VIII столетием до Р.Х., являли собой не более, чем огороженное место, на котором находились возвышение, священное дерево и алтарь, а впоследствии, вероятно, и деревянный идол. Около 550 г. до Р.Х. храм существенно перестроили. Согласно традиции, в 356 г. до Р.Х. он был сожжен. На его месте воздвигли так называемый эллинистический храм, строительство которого было начато в 350 г. до Р.Х. и закончено в правление Александра Великого. Этот храм просуществовал до 262 г. от Р.Х., когда он был разграблен готами. За ним находилась статуя богини, которая, как говорили, "упала с Юпитера" ("fallen from Jupiter"), то есть могла быть вырезана из большого метеорита. Крыша храма была покрыта белой мраморной плиткой, само же здание поражало своими скульптурами, превосходными картинами и обилием золота.

Месяц Артемизий (март-апрель) был временем, когда храм и местные торговцы получали от путешественников и паломников огромные средства. Возможно, именно это обилие людей побудило Павла остаться в Эфесе до Пятидесятницы (1 Кор. 16:8-9). Именно в это время могло вспыхнуть недовольство, вызванное экономическими последствиями его проповеди и "ревностью богов." Толпа, настроенная серебряником Димитрием, собралась в огромном театре, находившемся на западном склоне горы Пион, обращенном к городу. Считается, что театр этот мог вместить до 24 550 человек.

Возможно, самые значительные работы на этом городище были проведены Австрийским археологическим институтом. Раскопки были начаты в 1896 г. Археологами были раскопаны практически все основные здания древнего города. Рыночная площадь (греческое agora или латинское forum) представляла собой большое открытое пространство, окруженное колоннами и разного рода зданиями. Самой впечатляющей улицей была "Аркадиана," шедшая от театра к гавани, длиной свыше четверти мили. Она была вымощена мрамором, имела в ширину 36 футов и была ограничена двумя рядами колонн, за которыми находились торговые лавки.

Многие из надписей, найденных в городе, содержат информацию, представляющую несомненный интерес для библейского археолога. Упоминание заклинателей в Деян. 19:13 свидетельствует о том, что знатоки магических формул и заклинаний ("эфесских писаний," по выражению греческих и римских авторов) были обычным явлением. Формула "Заклинаем вас...," приведенная в Деян. 19:13 и используемая иудейскими заклинателями, была обычной формулой экзорсизма. Слово из Деян. 19:18, которое в Авторизованной Версии переводится как "deeds" (в русской Библии "дела"), в действительности имеет значение "магические формулы." "Асийские начальники" (Asiarchs), упомянутые в Деян. 19:31, часто фигурируют и в эфесских текстах: этот титул носили лица, руководившие проведением обрядов императорского культа в Асии. В Деян. 19:35 говорится также о "блюстителе порядка," который, судя по текстам, являлся главным государственным лицом в городе. В этом стихе Эфес назван "служителем Артемиды," в одном из текстов он назван точно так же. Подобный же эпитет использовался - уже не только в Эфесе - для обозначения того, что город являлся "служителем" культа римского императора

Одним из наиболее ранних достоверных христианских эпиграфических памятников Малой Азии можно считать стихотворную эпитафию Аверкия, епископа Гиераполиса во Фригии, сочиненную самим епископом и помещенную на его надгробии. Аверкий жил во второй половине II в. и получил сан епископа в правление Марка Аврелия (161-180 гг.). Впоследствии он был канонизирован. "Житие" Аверкия было составлено много лет спустя после его смерти, в V или VI в. До нас дошло не менее 50 списков этого сочинения (все они - на греческом). Оно изобилует фантастическими деталями и, вероятно, содержит не так уж много достоверных сведений о его жизни. В нем говорится, что Аверкий, подражая апостолу Павлу, много путешествовал, проповедовал, совершал чудеса. В некоторых списках он именуется "равноапостольным." "Житие" содержит и текст стихотворной эпитафии Аверкия, которую епископ еще при жизни велел вырезать на каменном алтаре, впоследствии служившем ему надгробием. Эпитафия содержит 22 строки и начинается словами:

"Как гражданин прославленного града

Сей памятник велел воздвигнуть я при жизни,

Чтобы здесь покой достойный обрело мое тело.

Имя мое Аверкий, ученик святого пастыря."

Дальнейший текст эпитафии довольно труден для понимания. Он изобилует малопонятными нам аллегориями и метафорами, но при этом содержит набор бесспорно христианских символов - пастырь, рыба, дева, в нем упоминается и Павел, "спутник" (в аллегорическом смысле) Аверкия в его странствиях - он посещает Рим, Сирию, Месопотамию. Включенная в "Житие" версия, очевидно, подвергалась искажениям при переписке.

Ученые XIX в. сомневались в достоверности "Жития Аверкия" и в историчности самого епископа, и оснований для таких сомнений было достаточно: a) "Житие" составлено в относительно позднее время и изобилует фантастическими деталями; b) географический фон этого сочинения не соответствует реальному Гиерополису в западной Фригии (совр. Памуккале); c) Евсевий упоминает, что епископом Гиераполиса в указанное время был некий Клавдий Аполлинарий, а не Аверкий (при том, что у Евсевия же упоминается некий Авиркий Маркелл, тоже служивший во Фригии, - возможно, тот самый Аверкий).

В 1881 г. шотландский ученый-классик Уильям Рамси, путешествуя по Малой Азии, установил, что во Фригии в древности было два города, носивших название Гиерополис. Один из них - современный Памуккале, а второй находился дальше к северо-востоку, около современного селения Кочхисар (этот район в древности носил название Пентаполис - "пять городов," одним из которых был Гиерополис). Недалеко от этого второго Гиерополиса Рамси обнаружил мраморную колонну с греческой надписью, эпитафией Александра, сына Антонина, христианина, жившего в Гиерополисе и заказавшего этот надгробный памятник в 216 г. Первые строки эпитафии полностью совпадают со строками эпитафии Аверкия в его жизнеописании: "Как гражданин прославленного града

Сей памятник велел воздвигнуть я при жизни..."
Рамси был филологом-классиком, а не византинистом, и не был знаком с "Житием Аверкия," что помешало ему немедленно установить связь между находкой и эпитафией, приведенной в "Житии." Но он сделал это по возвращении в Шотландию и убедился в том, что эпитафия Аверкия - подлинный текст, а не сочинение какого-то византийского автора. Чтобы подтвердить свою точку зрения, Рамси решил попытаться найти оригинал эпитафии - само надгробие. В 1883 г. он вновь посетил Малую Азию в сопровождении эпиграфиста Дж. Р. Стеррета. Текст "Жития" содержал указания на район поисков - гробница епископа должна была находиться за пределами города, около горячих ключей. Рядом с этими ключами, недалеко от общественной бани, ученые обнаружили два фрагмента мраморной стелы с греческой надписью. Судя по сохранившемуся на них орнаменту (перевязанный лентой лавровый венок), они являлись обломками надгробного памятника. На них частично сохранились средние девять строк эпитафии, совпадающие с приведенным в "Житии" текстом (они содержат такие ключевые слова, как Павел, Рим, царица, народ, печать, Сирия, Евфрат, вера, рыба).

Аверкию было, как следует из текста, 72 года, когда он заказал это надгробие. Эпитафия была написана до 216 г., до надписи Александра, который ее цитирует, вероятно, между 190 и 210 гг. Таким образом, это один из самых ранних сохранившихся христианских памятников, наряду с надписями римских катакомб и ранними фрагментами евангельских текстов[3].


Первые Церкви в Европе.


Во втором своем миссионерском путешествии Павел перешел из Малой Азии в Европу и достиг города с названием Филиппы. Основные филиппийские памятники были раскопаны Ecole Francaise d'Athenes между 1914 и 1938 гг.

Игнатиева дорога (Via Egnatia), мощеная римская дорога, ведущая через Македонию к Адриатике, некогда являлась основной улицей Филипп. Местами на камнях видна колея, выбитая колесами бесконечного множества повозок и колесниц. В западной части города были отрыты большие арочные ворота, через которые шла дорога, пересекавшая примерно в миле от города небольшую реку. Это единственное место в округе, соответствующее описанию, данному в Деян. 16:13: "В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом." Очевидно, еврейская община города была слишком мала для того, чтобы строить там синагогу. В пределах городских стен был отрыт римский форум, и, хотя обнаруженные исследователями развалины являются останками перестроенных во II столетии зданий, вполне возможно, что общий их план сохранился таким же, каким был при Павле. С северной стороны форума находился подиум, к которому с двух сторон подходили лестницы. Этот подиум служил трибуной для ораторов и судей и, вне всяких сомнений, являлся тем самым местом, в которое были приведены Павел и Сила, где их приговорили к заключению (Деян. 16:19 и далее). Античный писатель говорит о том, что темница находилась среди зданий, окаймлявших форум, точное же ее местонахождение нам неизвестно.

Окрестности Филипп стали полем битвы за власть в Римской империи после смерти Юлия Цезаря в 42 г. до Р.Х. В ознаменование победы Антоний и Октавиан превратили город в римскую колонию, среди первых граждан которой были и ветераны этого сражения (coloni). Вероятно, именно в это время город вышел за пределы акрополя и была сооружена надвратная арка.

Другим важным городом, находившимся на Via Egnatia, в котором Павлом также была основана Церковь, были Фессалоники, находившиеся в 70 милях от Филипп. Это современные Салоники, второй по величине греческий город после Афин. Масштабные раскопки здесь не предпринимались, поскольку город застроен современными зданиями. Фессалоники были основаны в 315 г. до Р.Х. и названы в честь сестры Александра Великого. Via Egnatia до сих пор остается главной улицей города. В одном месте она перекрыта прекрасной тройной аркой, сооруженной императором Галерием (305-311 гг.). Западный въезд в город некогда также был перекрыт римской аркой, называвшейся Вардейскими Вратами и простоявшей до 1876 г., когда на этом месте были возведены современные постройки. В надписи, сделанной на этих воротах и ныне хранящейся в Британском Музее, упомянуты некие городские чиновники, названные "политархами." То же самое слово присутствует и в ряде других текстов. В Деян. 17:6 этим словом названы "городские начальники," к которым привели христиан участники беспорядков, вызванных проповедью Павла. Данного слова нет в других греческих произведениях - тем самым археологические сведения подтверждают точность рассказа Луки.


Афины.


Покинув македонские города Фессалоники и Верию, Павел отправился в Афины. Минуло много лет с той поры, как Афины пережили свой золотой век, пришедшийся на V столетие до Р.Х., однако город этот по-прежнему оставался одним из мировых центров философии, архитектуры, поэзии и искусства. В Афинах и поныне существует ряд замечательных и прекрасно сохранившихся памятников античности.

Древний центр города, агора, или рыночная площадь, был не только раскопан, но и восстановлен. На этой агоре и в синагоге Павел каждодневно "рассуждал" с иудеями, "с чтущими Бога" и "со встречающимися" (Деян. 17:17). Агора являлась политическим, торговым и социальным центром древнего греческого города и представляла собой большое открытое пространство, окруженное зданиями общественного, культового и политического назначения.

Замечательные архитектурные сооружения южной части Акрополя относятся к "золотому веку" Перикла, то есть к V в. до Р.Х. На вершине холма возведен поразительный Парфенон, в стенах которого Фидий, скульптор Перикла, воздвиг изготовленную из золота и слоновой кости статую Афины. Согласно Павсанию, посещавшему Афины в период между 143 и 159 гг., над Акрополем высилась огромная бронзовая статуя Афины Промахос, и мореплаватели видели, как солнце играет на ее шлеме и копье[4].

Внимание исследователя, читающего о кратком пребывании Павла в Афинах, прежде всего, привлекает его выступление в ареопаге (Деян. 17:19-31). Этот скалистый голый холм, находящийся к северо-западу от Акрополя, являлся местом собраний афинского суда, занимавшегося рассмотрением религиозных и политических вопросов. Во времена Перикла суд этот стал рассматривать преимущественно уголовные дела, однако в римский период он вновь стал заниматься вопросами религии и образования. Место заседаний суда также называлось ареопагом, соответственно, мы не знаем, о чем именно идет речь: о холме или о зале заседаний.

Другая проблема, связанная с выступлением Павла перед ареопагом, связана с цитируемой им надписью на жертвеннике ("Неведомому Богу"). Такой надписи в Афинах найдено не было. Однако описания путешественника Павсания и более поздние литературные источники говорят о "неведомых богах"; мало того, алтарь "неведомым богам" был найден в Пергаме. Соответственно, эти слова апостола Павла нам не должны казаться сколько-нибудь странными.


Коринф.


Из Афин Павел отправился в Коринф, где он провел год и шесть месяцев. Коринф стоял на проходившем по узким перешейкам пути, соединявшем центральную Грецию с Пелопоннесом, и потому являлся естественным центром морской торговли, объединявшим западный Лехей и восточный Кенхрей. Небольшие суда перетаскивались волоком между двумя этими городами, перевозимые ими товары также сгружались и переносились вручную, ибо в противном случае кораблям пришлось бы совершить опасное двухсотмильное путешествие вокруг полуострова. Коринфский канал, прорытый в самом узком месте перешейка в 1881-1893 гг., практически повторяет тот же маршрут, который планировался Нероном в 66 г. Находящийся на перешейке Коринф был крупным торговым центром, и Цезарь Август объявил его столицей римской провинции Ахайи и местопребыванием ее проконсула.

Проведение раскопок стало возможным только в 1858 г., когда землетрясение заставило жителей старого Коринфа покинуть свой город. Люди стали жить в этом месте уже в IV тысячелетии до Р.Х. Город неоднократно подвергался набегам и разграблениям, но вновь и вновь возвращался к прежнему богатству и славе. В 146 г. до Р.Х. он был уничтожен римлянами, но, вероятно, не полностью, как считалось до недавнего времени. Примерно через столетие здесь появилась римская колония, и город вновь стал процветать. Во времена Павла город переживал период перестройки и расцвета.

В центре города находилась агора, или рыночная площадь, на которой располагались основные здания гражданского и религиозного назначения. Лехейская дорога вела к агоре с севера. Частично сохранившиеся конструкции позволяют воссоздать облик выходивших на улицу или на площадь лавок, подобных той, в которой Павел работал вместе с Акилой и Прискиллой (Деян. 18:2-3). Справа, рядом с тем местом, где дорога выходит на площадь, находилось большое помещение с колоннами, или базилика. Такого рода здания использовались римлянами для гражданских и судебных целей. Впоследствии христиане строили по такому же планы свои церкви, разделенные на нефы. Слева находился Периболос Аполлона, одно из святилищ этого бога, и источник Периена (Periene), важнейший водный резервуар Коринфа, до сих пор снабжающий город водой. Пропилеи, через которые люди выходили на агору, представляли собой широкую лестницу, над которой некогда была воздвигнута монументальная арка. У подножия этих ступеней была найдена надпись, гласившая: "Синагога евреев." Хотя последняя и была построена существенно позже того времени, когда жил апостол Павел, мы можем предположить, что синагога, в которой некогда проповедовал Павел, находилась где-то поблизости.

По сторонам агоры высились базилики, храмы и портики с торговыми лавками. В одной из таких лавок был найден каменный блок, некогда являвшийся ступенькой крыльца, с надписью "Луций мясник." Возможно, этой надписью были отмечены лавки коринфского мясного рынка, о которых Павел пишет в 1 Кор. 10:25 (в русской Библии "на торгу").

Широкое свободное пространство агоры было разделено на два уровня. Сложная, добротно построенная Ростра верхнего уровня, вероятно, и являлась той платформой, на которой Павел предстал пред Галлионом (Деян. 18:12-17). Документ, в котором фигурирует Галлион, был обнаружен в Дельфах, на другой стороне Коринфского залива. Это позволило более точно датировать описываемые события. В документе говорится о том, что Галлион прибыл в Коринф в качестве проконсула либо в 51-м, либо в 52 г.; поскольку текст Деяний позволяет предположить, что он занял этот пост незадолго до того, как к нему привели Павла, последний, скорее всего, появился в Коринфе около 50 г.

На повторно использованном камне мостовой, найденном возле двух городских театров, имеется надпись, гласящая о том, что мостовая была выложена Ерастом, ответственным за общественные работы (aedilis). Обычно он отождествляется с Ерастом, ставшим учеником и сотрудником Павла (Деян. 19:22). В Рим. 16:23 Павел называет его oikonomos, или "городской казнохранитель." Таким образом, он являлся видным чиновником и, соответственно, слова апостола о том, что среди призванных было не много мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных (1 Кор. 1:26), относились не к нему.

К надписям, связанным с именем апостола Павла, следует добавить еще одну. В Пафосе на юго-западном побережье Кипра итальянские археологи обнаружили, как они считают, самое раннее свидетельство пребывания апостола на этом острове. Это фрагментированная греческая надпись на обломке мраморной плиты, найденная в развалинах ранней христианской базилики. Две не полностью сохранившиеся строки реконструируются как PAYLOY APOSTOLOY - "Павла апостола." Филиппо Гьюдичи, руководитель итальянской археологической экспедиции на Кипре, сравнивает ее с известной латинской надписью IV в. на надгробии апостола в базилике св. Павла в Риме: PAULO APOSTOLO MART[YRI] - "Павлу апостолу, мученику." Христианская базилика в Пафосе была построена после 394 г. на руинах древнего языческого храма Аполлона и Артемиды (он существовал с IV в. до Р.Х.). В Деяниях говорится о путешествии апостола Павла на Кипр и о том, что им был обращен в христианство правитель Кипра Сергий Павел (Деян. 13:12). Традиция связывает христианизацию Кипра также с деятельностью св. Иллариона из Газы (ок. 291-371 гг.), вероятно, что и строительство первых христианских церквей в Пафосе относится к его времени. Однако найденная надпись, по мнению археологов, может быть датирована более раннем временем - II в. от Р.Х. Недалеко от базилики, где была найдена надпись, стоит каменный столб, к которому, согласно местной традиции, апостол Павел однажды был привязан и подвергнут бичеванию. В Деяниях этот эпизод не упоминается.


Рим.


Павел ступил на землю Италии в Путеоле (Деян. 28:13) на северном берегу Неапольского залива и обнаружил здесь братьев-христиан, с которыми провел неделю, и лишь затем направился в столицу. Это местечко находилось неподалеку от Помпей, города, за двадцать лет совершенно погребенного под слоем лавы и пыли после извержения Везувия (в 79 г.). Развалины этого города позволили археологам составить наиболее полное представление о жизни античных городов. Здесь сохранились все типичные общественные здания того времени, однако самыми интересными все-таки оказались частные дома и лавки, благодаря которым исследователи смогли лучше понять жизнь их обитателей. Скажем, среди обнаруженных здесь лавок были лавки серебряных дел мастеров, бакалейщиков, пекарей, красильщиков, кузнеца, хирурга, скульптора, кожевника и даже продавца горячих напитков. Стены зданий были, главным образом, сложены из кирпича и покрыты штукатуркой; стены общественных и частных зданий нередко украшались росписью, причем в качестве сюжетов часто избирались те или иные эпизоды из истории и мифологии. О присутствии в городе евреев свидетельствует роспись, на которой, предположительно, изображен суд Соломона (3 Цар. 3:16-28). На стене также выцарапана надпись на еврейском языке, читаемая как "Содом, Гоморра."

До недавнего времени ученые не располагали свидетельствами, которые говорили бы о возможном пребывании в этом городе христиан. При расшифровке таинственной надписи, найденной в Помпеях в 1936 г. и известной из других источников, предлагались христианские интерпретации. Прямо перед началом Второй мировой войны в одном из домов было найдено нечто, напоминающее крест, что можно считать более серьезным доводом в пользу того, что в Помпеях жили христиане. Впрочем, даже в этом случае следует признать, что их было совсем немного, ибо иначе были бы обнаружены и другие подобные свидетельства.

Считается, что в то время, когда жил апостол Павел, в Риме насчитывалось свыше миллиона жителей. Текст, обнаруженный в городском порту Остии, говорит о том, что население города составляло 4 100 000 жителей, но, скорее всего, в это число были включены и жители окрестных земель.

Большинство горожан жило в больших многоквартирных домах, высота которых на главных улицах не должна была превышать, согласно распоряжению императора Августа, семидесяти футов. В городе жило такое количество людей, что всегда существовала серьезная проблема их жизнеобеспечения и занятости. Работы по большей части производились рабами, захваченными в войнах. Была разработана сложная система мер, обеспечивавших довольство бедных слоев населения (она не применялась по отношению к рабам), которым гарантировался определенный минимум пищи, хлеба и зрелищ. Для проведения скачек на колесницах был построен Большой цирк (Circus Maximus) и другие подобные ему сооружения. После перестройки Большого цирка, предпринятой Нероном, его трибуны стали вмещать до 250 000 зрителей.

Римский форум, центр мира во времена апостола Павла, находился между двумя холмами, в центре группы из семи холмов, на которых был построен Рим. С восточной стороны к нему можно было выйти с того места, где ныне находится Арка Тита. Она была сооружена в 81 г. в ознаменование взятия Иерусалима; внутри этой арки находились трофеи, захваченные в Храме в 70 г. и торжественно доставленные в Рим.

Возле восточной оконечности Форума находится Колизей, крупнейшее здание древнего и современного Рима. Во времена Павла его еще не существовало, поскольку Тит закончил его строительство только в 80 г. Сначала его называли Флавиевым амфитеатром. Он был воздвигнут на месте искусственного озера в центральной части парка дворца Нерона, где истязали и сжигали христиан в 64 г. Некогда Колизей вмещал 50 000 зрителей, которые становились свидетелями кровавых схваток, уносивших жизни гладиаторов и христианских мучеников, не говоря уже о тысячах диких животных.

Самыми древними христианскими свидетельствами в Риме были кладбища. По римским законам, все места погребения должны были находиться за городской чертой, поэтому многие кладбища появлялись возле дорог, ведущих в город. В I столетии у римлян было принято сжигать тела покойников, собирать прах в урны и помещать последние в специальные подземелья или мавзолеи. Во II в. обычным явлением стало погребение усопших; соответственно, состоятельные люди стали хоронить своих родственников в дорогих, богато украшенных саркофагах. Евреи и христиане отрицательно относились к кремации, возможно потому, что верили в воскрешение мертвых. Они хоронили своих покойников в подземных камерах, которые для удобства были превращены в галереи или катакомбы. В окрестностях Рима было найдено несколько еврейских катакомб. О том, что они были именно еврейскими, говорит символика настенных изображений, среди которых чаще всего встречается менора, или семисвечник.

Христианские катакомбы отличаются гораздо большим числом и большей протяженностью. В окрестностях города их было обнаружено по меньшей мере 35; общая же протяженность их галерей превышает пятьсот миль. Первые захоронения в них появились где-то около 150 г., то есть через восемьдесят или девяносто лет после смерти апостола Павла. Могли существовать и более ранние катакомбы, однако они, скорее всего, находятся сейчас в тех районах города, которые оставались незаселенными до II-III вв., когда начали бурно разрастаться городские пригороды. В стенах подземных галерей вырезано множество могил, расположенных одна над другой. В мягком вулканическом туфе вырезались ниши, и, после того как тела, обернутые по еврейскому обычаю тканью, укладывались в них, отверстия ниш закладывались кирпичом или мраморной плиткой. Существовали и более сложные гробницы: в стене вырезалось полукруглое углубление, после чего делалась ниша для тела, покрывавшаяся горизонтальной пластиной.

Катакомбы имеют значение не только как места, в которых во времена гонений тайно собирались христиане, они представляют большой интерес и для исследования древнего христианского искусства и дают основной материал по христианскому искусству II-III вв. Многие образы и мотивы были заимствованы христианами у язычников. Примером этого могут быть фигурки небольших крылатых существ, известных как Амуры или Аморетти, которые в эпоху Ренессанса стали интерпретироваться как изображения херувимов. Вне всяких сомнений, одним из самых известных христианских символов является символ рыбы. Этот символ использовался и язычниками, христиане же восприняли его на основании того, что греческое ιχθυς заключает в себе начальные буквы слов И(исус) Х(ристос) Χριστος (Божий) Θεου (Сын) Υιος (Спаситель). Другим характерным образом древнехристианского искусства был образ Доброго Пастыря, где Христос представлен юношей, несущим на своих плечах агнца. Такой же образ находится и над крестильней древней церкви в Дура-Европос на Евфрате; лучшим же римским его воплощением является небольшая статуэтка, относящаяся примерно к тому же периоду (III в.).

Согласно традиции, могила апостола Павла находилась под алтарем церкви "святого апостола Павла за стенами." Первое строение было воздвигнуто на этом месте Константином, впоследствии же оно было значительно расширено и превращено в монументальное здание, освященное папой Сирисием в самом конце IV в. Судя по раскопанным в 1838 г. могилам, здесь прежде находилось древнее римское кладбище.

Вероятно, наибольший интерес представляли поиски древних христианских реликвий под криптами и алтарем собора св. Петра. Согласно традиции, и Петр, и Павел приняли мученическую кончину в Риме в период правления Нерона, примерно между 64 и 68 гг. Традиционно считается, что могила Петра находилась под алтарем собора св. Петра, главного собора Римской Католической Церкви. Исследования и раскопки начались в 1941 г., когда стали подыскивать место для могилы папы Пия XI. Было произведено новое исследование первой церкви, воздвигнутой в этом месте Константином в начале IV столетия.

Под грудами обломков ниже уровня пола сооружения, построенного при Константине, были обнаружены два ряда мавзолеев, в которых богатые римляне хоронили своих мертвых в период между II и IV вв. Христиан здесь было похоронено очень немного, причем могилы их по большей части датируются IV столетием. Впрочем, христианским был и один небольшой мавзолей III в., свод и стены которого были украшены единым мозаичным изображением. На сегодняшний день это - древнейшая христианская мозаика, найденная в склепах. В верхней части свода находится изображение Гелиоса (солнца), влекомого колесницей, запряженной четверкой огненных коней, и держащего в левой руке державу, олицетворяющую весь мир. Это языческое изображение, вероятно, было призвано представить Христа как "Солнце Правды, Солнце Спасения."

Другой языческий мавзолей перешел к христианской семье в конце III столетия. В нем рядом с языческим изображением Аполлона христианами были нарисованы один над другим два головных портрета. Нижний портрет прочерчен свинцовым суриком и частично подправлен углем. На нем изображен старик с лысой головой, заостренной бородой и сдвинутыми бровями. Надпись PETRUS над головой говорит о том, что на портрете изображен апостол Петр. За именем следует молитва апостолу, в которой испрашивается его заступничество за всех христиан, похороненных возле его тела. Верхний головной портрет, вероятно, изображает апостола Павла или же Христа, идентифицировать его более точно не представляется возможным.

Под нынешним алтарем и Confessio Petri находятся развалины мемориала, построенного Константином над тем местом, где, согласно традиции, находится могила апостола Петра. Под ними обнаружен другой, еще более ранний памятник, сооруженный около 160 г. на месте, окруженном языческими мавзолеями. Этот "трофей" упомянут в труде священника Гайя, писавшего в конце II столетия против ереси некоего Прокла из Малой Азии. Последний был монтанистом, считавшим, что скоро настанет конец света, и при этом ссылавшимся на древность этой церковной традиции, свидетельством чего ему представлялись могилы Филиппа и его четырех дочерей в асийском Иераполе. Гай пишет, опровергая его: "Я же могу показать вам памятники апостолам. Если вы отправитесь в Ватикан или выйдете на Остийскую дорогу, вы увидите памятники тем, кто основал Римскую Церковь"[5]. Иными словами, Гай свидетельствует о существовании в Рим памятников Петру и Павлу.

Под мемориалом, устроенным около 160 г., находятся еще более древние захоронения (некоторые из них, возможно, датируются 70 г.), а также полость, или углубление, имеющее форму квадрата. В этом углублении было обнаружено несколько костей старого человека могучего телосложения, однако сама его могила так и не была найдена. Таким образом, как свидетельствует и папа Пий XII, мы не можем сколько-нибудь уверенно считать эти кости мощами апостола Петра.

Далеко не все ученые считают, что исследователям удалось установить точное местонахождение могилы апостола Петра. Практически нет сомнений в том, что на склоне лет Петр прибыл в Рим и принял здесь мученическую кончину, однако некоторые протестантские ученые полагают, что он мог быть похоронен и не под алтарем собора. В условиях устроенных Нероном гонений тело Петра могло быть захоронено только тайно. С другой стороны, место последних страданий апостола вряд ли могло изгладиться из памяти христиан. Соответственно, названный памятник II в., находящийся под алтарем существующего собора св. Петра, является не более, чем кенотафом, сооруженным на месте мученической кончины апостола. У нас нет свидетельств того, что останки или могилы христиан вызывали в I-II вв. такой же интерес, каким они пользовались впоследствии, соответственно, могила апостола Петра может так и остаться не найденной.


Церковь и Мир.


Римский мир, в который пришло христианство, отличался таким же многообразием религиозных школ и воззрений, как и наше время. Жители Империи были, по большей части, политеистами, то есть верили в существование множества богов, имеющих обличье живых существ, но являющихся по сути силами и началами природы. Верования образованных людей отличались куда большей тонкостью и изощренностью. К примеру, эпикурейцы считали, что боги не могут непосредственно влиять на мир. Они не нуждаются в нашем поклонении, нам же таковое поклонение богам представляется чем-то естественным. Высшее благо для людей - удовольствие, которое может даровать только жизнь, исполненная простоты и умеренности. Стоики считали, что бог является разумом вселенной и что каждая личность заключает в себе искру этого божественного разума или мировой души. Человек не должен быть рабом своих страстей, а должен в своей жизни руководствоваться именно ею. Поскольку все люди наделены этой божественной искрой, они могут и должны жить сообща, как граждане, имеющие общие идеалы. Вергилию эта новая эра, возвещенная Августом, представлялась идеалом подлинно всемирного общества, основанного на незыблемых началах человеческого естества, превосходящих расовые и национальные различия.

Столь возвышенные идеи, однако, практически не влияли на религиозные воззрения обычных людей. Политеизм с его сонмом богов всегда относился с терпимостью к новым богам, и триумф эллинской культуры во многом являлся следствием этого синкретизма. Бесчисленное множество культов греческого, азиатского и египетского происхождения появилось и в Риме. Они относились к так называемым "тайным" культам, адепты которых проходили особые обряды посвящения. Культы эти восходили к древнему религиозному культу природы с его почитанием умирающего-возрождающегося бога жизни, однако теперь главный акцент в них делался на восстановлении индивидуальной души. Что касается культа императора, то он воспринимался как средство укрепления единства империи. В восточных провинциях со времен Александра Великого правителей было принято обожествлять не только после смерти, но и при жизни. Соответственно, в почитании Августа и следовавших за ним цезарей не было ничего особенно нового, хотя для самого Рима оно и было новостью.

К иудаизму в этом мире относились с презрением и подозрением, как к вредоносной религии, ибо то, что представлялось римским язычникам святым и возвышенным, отвергалось евреями как богомерзкое. Тем не менее римляне считали евреев народом и вследствие этого наделяли их особыми привилегиями. Законы Моисея так или иначе влияли на жизнь многих жителей Империи, и тем не менее иудаизм, в отличие от христианства, никогда не представлял собой особой угрозы для язычества. Как пишет Гиббон, иудаизм был религией, "прекрасно подходившей для обороны, но никогда не предназначавшейся для завоеваний."

Отношение же к христианству с самого начала было гораздо менее благоприятным, поскольку оно считалось не более, чем сектантским учением, отколовшимся от иудаизма, и не имело правового легального статуса, ибо христиан нельзя было назвать ни нацией, ни народом. Евреи были освобождены от обязательного поклонения римским богам и императору, на христиан же эта свобода не распространялась, что не могло не привести к гонениям на них, как на лиц, повинных в государственной измене.

Тем не менее, в отличие от иудаизма, христианство считало проповедь Евангелия своей священной обязанностью и имело силы преодолеть все препятствия на этом многотрудном пути. Несмотря на то, что образованные люди относились к новой религии с подозрением, считая ее неким странным предрассудком, а широкие слои населения ненавидели христианство, видя в нем "атеистическое" учение и считая все национальные беды и невзгоды следствием его распространения, вызвавшим гнев богов, христиан не могло остановить уже ничто. На закате язычества Евангелие дарило людям - особенно бедным и обездоленным - надежду и чувство безопасности. Со временем оно смогло завоевать и умы языческих интеллектуалов. Уже в III столетии мечтам императора Августа о новом мировом порядке, в основе которого лежал бы классический идеализм, пришел конец: старая культура умирала, христианское же учение о человеке и обществе стало учением о спасении.


Примечания.


1 Стефен Пфан, знаток палестинской керамики I в., предположил, что чаша Святого Грааля, которая была в руках у Иисуса во время Тайной Вечери, - обыкновенная керамическая чаша, подобная тем, которые использовали в ритуальных целях члены кумранской общины. Это тонкостенные чаши высотой около 10 см, с гладкой поверхностью, лишенные всякого орнамента (Archaeology News Digest, Summer 1998). Конечно, Иисус и его ученики были людьми бедными и не имели серебряной посуды, но в ту ночь они были в гостях у какого-то зажиточного человека, владевшего домом в Иерусалиме, где им, по случаю праздника, могли предложить дорогие металлические чаши. Ранние Отцы Церкви не упоминают о Святом Граале. Легенда о нем сложилась в средневековой Англии, куда, по преданию, знаменитую чашу привез в 63 г. Иосиф Аримафейский. Корни этой легенды, вероятно, уходят в кельтскую мифологию, где священным сосудам, наделенным чудесными свойствами, отводится важное место.

2 Впоследствии Павел особо почитался местной христианской общиной. Австрийский археолог Ренат Пиллингер обнаружил в 1995 г. в пещере, примерно в полутора километрах от руин древнего Эфеса, роспись с изображением апостола Павла и около трехсот надписей, оставленных паломниками. Многие из них - обращения к апостолу с просьбой о помощи и заступничестве. Росписи и надписи относятся к ранневизантийскому времени (Archaeology News Digest, Summer 2000).

3 (Laurence H. Kant. Earliest Christian Inscription. Bible Review, February, 2001).

4 Description of Greece, I. xxvii. 2.

5 Eusebius, Church History, II. 25. 7.






группа кватро билеты

Rambler's Top100